runo_lj (runo_lj) wrote,
runo_lj
runo_lj

Categories:

Вещь-сама-по-себе (3)

А вот дальше начинается интересное. Дело в том, что даже самое простое представление о тождественности - само в себе содержит представление о нетождественности. В самом деле, что мы понимаем (или мыслим, или воспринимаем), когда представляем, что "вещь тождественна себе". В этом представлении молчаливо подразумевается, что это одна и та же вещь, причем она осталась той же самой и ни в чем не изменилась - ни в пространстве, ни во времени, ни по виду, ни как-то еще. Это некая абсолютная, вечная и себе-давлеющая вещь. Но даже это "вечное и неизменное" мы мыслим только как нечто, что осталось неизменным - то есть определяем его как раз через противоположное - через изменение или возможность изменения (по виду, или в пространстве, или во времени). Проще говоря, само по себе выражение "А есть А" (А=А) имеет хоть какой-то смысл и значение, только как утверждение, что А не стало B (или С, или D, или чем-то еще), что оно осталось тем же, и именно эта возможность А стать B (то есть измениться) придает смысл самому представлению о тождестве.

И поэтому в этом представлении о тождественности уже содержится представление о нетождественности, и полное свое раскрытие это представление получает только тогда, когда отождествляется именно разное. А=B - вот это уже действительно некий акт познания, это уже действительность, ибо здесь происходит идентификация двух разных вещей (не важно каких) как чего-то одного. То есть мы определяем B как то же самое А, но уже изменившееся. И теперь нужно только определить, в чем состоит тождество А и B, в чем состоит отличие B от А, и как B соотносится с А - то есть как из А получилось B.

В самом деле, что происходит, когда мы находим потерянную в гардеробе перчатку? Мы просто-напросто отождествляем две вещи: нашу перчатку, которую мы всегда до этого носили и которую мы вдруг потеряли, с той перчаткой, которую мы нашли. И теперь, после этого отождествления, эти две перчатки (разнесенные во времени) становятся одной и той же перчаткой. Или что происходит, когда мы определяем бутылку пива в холодильнике как ту, что мы купили накануне? Происходит то же самое - отождествление двух бутылок пива, разнесенных в пространстве и времени, как одной и той же вещи. Хотя эти две бутылки разные - и в пространстве и во времени и, быть может, даже по свойствам (скажем, в магазине бутылка была теплая, а в холодильнике она уже холодная). И после этого "все встает на свои места", выстраивается некая причинно-следственная картина, и мы можем спокойно выпить эту бутылку пива. А вот если мы эту бутылку пива не покупали и не ставили в холодильник - тут возникают вопросы: откуда она тогда взялась в моем холодильнике? Кто-то поставил. Но кто? И зачем? И пока мы снова не выстроим некую картину мира, со своими причинно-следственными связями, разумно будет бутылку не открывать - вдруг ее кто-то поставил в холодильник, чтобы нас отравить?

Таким образом, вещь-как-явление - во всей своей изменчивости и переменчивости - обязательно уже предполагает, кричит, вопит, что она не есть только то, чем она явлена нам, и что за ней стоит некая вещь как основа ее тождества - вещь-сама-по-себе. Без этого мир рушится. Но и представление о вещи-самой-по-себе как о тождестве не имеет особого смысла без изменения, перемены - то есть без вещи-как-явления. И лишь отождествляя вещь-явление - которое мы видим, слышим, ощущаем - с чем-то, что стоит за ней и что есть начало ее бытия как вещи (и что мы не видим и не слышим) - мы можем воспринимать вещи, думать о них и их познавать.

Только в этих двух своих модусах - как переменчивой вещи-явления и неизменной и тождественной себе вещи-самой-по себе - и возможна сама вещь, возможно ее бытие. А весь процесс познания состоит в отождествлении вещи-как-явления с вещью-самой-по-себе -то есть с чем-то неизменным, "вечным", тождественным себе, объективным и независящим от того, как конкретно дана нам вещь как явление.

Вещь-сама-по-себе - это уже движение, это уже стремление к явленности, к рождению себя в качестве вещи-явления. А вещь-явление - это движение к собственной тождественности, стремление удержать себя, несмотря на все перемены, в качестве отдельной тождественной себе вещи. Как только это встречное движение вещи-самой-по-себе и вещи-как-явления прерывается - вещь разрывается, она перестает существовать как то, что существовало до этого разрыва. И это встречное движение из вещи-бытия к вещи-явлению и от вещи-явления к своей вещи-бытие и есть то, как вещь существует, как она есть.

В нашем существовании это, кстати, тоже очень заметно. С одной стороны, мы стремимся как-то себя реализовать, выявить, осуществить свои желания, мысли, замыслы. А с другой - мы всегда стремимся сохранить себя самих, "остаться самими собой", сохранить внутреннее тождество, и если в нашем опыте происходит нечто, что может разрушить все наши представления - то это может стать настоящей трагедией, в результате чего мы можем сломаться и "потерять себя". Именно поэтому мы возмущаемся, негодуем, протестует или просто бежим от того, что никак не может вместиться в наши представления или не может быть принято нами - ибо это грозит серьезными потрясениями для нас, разрывом между нашим тождеством и тем, чем мы явлены в сущем мире.
Tags: Философия
Subscribe

  • Православие и секс

    Вот здесь поспорили с одной дамочкой по поводу церковных обрядов и обычаев. Шутки-шутками, но тема-то серьезная, и проблема здесь есть. И суть…

  • Женщина с прицепом

    Ну в принципе, так оно и есть: "Они также утверждают, что на женщинах с детьми женятся "только неудачники и лохи". Я еще не встречал ни одного…

  • Как убрать рекламу из скайпа

    Да-да-да. Заипала меня эта реклама, когда я весь такой красивый и важный по Скайпу разговариваю.-) Оригинал взят у masterok в Как…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments