March 31st, 2009

Дети подземелья

Мальчики из интеллигентной семьи снова задались наиважнейшим и до сих пор не решенным для себя вопросом: как "жить не по лжи" и не воровать? Что ни говори, проблема серьезная, почти гамлетовского размаха, ведь воровство и вранье - это почти единственное, что у них получается действительно хорошо. Но  одесские навыки детей лейтенанта Шмидта и Бени Крика плохо согласуются с имиджом русской интеллигенции, которую хорошие мальчики пытаются изображать вот  уже более столетия. Когнетивный диссонанс, однако.

Один известный одессит попытался было растолковать всю особенность текущего момента.

Режим Путина - первый в России некоммунистический интеллектуальный режим. Почему «интеллектуальный»? Потому что выстроен с учетом жестокого опыта внедрения тех или иных идей. Он жестко запрещает некоторые виды политик, табуируя все, что считает гибельным, или даже радикальным злом. Он создал или позаимствовал на Западе ряд инструментов для решения этой задачи. Инструменты решают ту же задачу, что политика предшествовавшая Евросоюзу – «никогда больше!». Подобно объединенной Европе, мы обязаны выстроить базу будущего государства, исключив линии монструозных мутаций, ведущих в кровь – например, народнические и т.н. «популистские». Режиму трудно сознаться в своей природе. Поэтому он прикидывается простеньким, а его адепты простецами – просто живем мы тут.. Как именно «тут»? здесь начинаются трудности выражения. Сурков попытался ответить коротко, и встретил ослиный рев. Как видно, коротко не получится. Что же – он консервативен? Непохоже. Режим не консервативен, но зверски осторожен. Мнимый «консерватизм» основан на уклончивом затягивании пауз, неспособности и нежелании излагать себя.

Каждый раз, когда я читаю статью Павловского, у меня возникает устойчивое впечатление, что написана она тяжело больным шизофреником: буквы вроде бы русские, слова тоже, а смысл тут же распадается на тысячи фрагментов - настолько много противоречий в каждом абзаце.  Не знаю, чего здесь больше  - природного одесского косноязычия или душещипательного напряжения в попытке выдать очередное вранье за нечто значимое и убедительное. Врочем, речь не об этом: как говорят у них в Одессе, "не стреляйте в пианиста, он играет, как может". 

Трудно отрицать, что нынешний режим "зверски осторожен". В нем вообще много звериного. Звериная воля к власти (и собственности) - этого у него, пожалуй, отнять никак невозможно. И это на самом деле совсем неплохо: власть, которая утрачивает инстинкт к власти - это плохая власть. Другой вопрос, какова природа этого властного инстинкта и насколько плодотворен он для бытия России.

Звериная хитрость не может заменить интеллект. Особенно в современном мире. Большевицкий режим обладал не менее мощным властным инстинктом, чем нынешний, был столь же по-звериному хитер, но по своей природе это был глубоко антиинтеллектуальный режим, радикально враждебный интеллекту и любым другим проявлениям духовной деятельности. И результаты его оказались катастрофическими для России: огромные ресурсы были пущены в гудок, демографический потенциал подорван на десятилетия, а к концу своего существования он впал в окончательный умственный маразм.  

Смею утверждать, что нынешний режим столь же антиинтеллектуален. И в этом состоит главная опасность для будушего России. Более того, режим чрезвычайно невежественен - хотя в силу своего положения и необходимости решать практические задачи невежество режима не настолько вопиюще, как невежество "либеральной оппозиции", состояшей  из хороших интеллигентных мальчиков. Невежество и дикость - это главные атрибуты либерала в России, как шляпа и трость для британского джентельмена 19 века. Невежество прет из каждой строки Павловского. И с этим ничего не поделать - люди действительно чужды России, поэтому они плохо понимают, что произошло с Россией и что с ней происходит. И тем менее они понимают, что такое Запад, каковы его цели и его неписанные правила. Павловский думает, что, вставив слово "Холокост", он что-то сказал о Западе. На самом деле он ничего не сказал, а только придумал что-то свое. 

С таким багажом, на одном зверином инстинкте и звериной хитрости далеко не уедешь.Как бы хитер ни был зверь, охотник рано или поздно его пристрелит и украсит его шкурой свое комфортное жилище.

***

Павловский, кажется, признает, что современная России является продуктом распада и мощнейшего конфликта. Но он не предлагает попытаться разрешить этот конфликт и остановить процессы распада - ведь для этого нужен интеллект, нужна воля к созиданию и способность к компромиссам и уступкам. А всего этого  у Павловского и режима нет. Поэтому конфликт нужно замотать, а историю остановить - ведь именно так понимает Павловский по своему невежеству и послевоенную историю Европы:  

Как и Евросоюз, Россия «общество каникул», отпуска из истории и отдыха от нее.. Каникулярный режим не прекращает истории – он создает тесную скорлупу мелочных интриг и интересов. Но скорлупа пованивает, все воруют. Зато можно двинуться дальше без риска уничтожения, или кое-чего похуже. Не решить, уклониться от решения задачи Россия не смеет, как не могла Европа увильнуть от исключения Холокоста навсегда.. для чего сперва пришлось выполнить домашнюю задачу франко-германского примирения и много еще чего.

Возражения против режима – возможны, но они обязаны представить свои историополитические основания. И те должны быть круче кремлевских, а не слабее их. Ссылки на «вот я бывал на курорте в Комо, там всё не так!» - не принимаются. Режим «неудобен», о да. Но не решив общеевропейской задач выхода из истории, мы не можем претендовать на еврокомфорт. 

Режим Путина решал эту обязательную для новой России задачу и отчасти ее решил. Но он не решил другой задачи – внутреннего примирения, и не открыл сцены действия некоторым важным группам собственного поколения. До сих пор трудно определить мощность и размер этой части.
 

Вот так вот. Евросоюз - это, оказывается, "общество каникул". Видно, что человек вообще плохо понимает,  в каком мире он живет. Как будто  Евросоюз возник не в результате тяжелейшего процесса согласования интересов в условиях глобального противостояния Холодной войны, что потребовало огромного напряжения политической и исторической воли европейских народов, а возник сам собой, от бессилия и усталости после второй мировой войны. И именно так - как каникулы на фоне усталости - Павловский и видит "примирение" в самой России. Но такое "примирение" - это признак бессилия и тупика, а не конcенсус, возникший в результате трудного согласования различных интересов. И ничего, кроме тупика и бессилия такое "примирение" России не сулит.  

Отсюда ложь и воровство - от бессилия, от страха и неумения ставить задачи и разрешать проблемы и конфликты современной России. В том числе ее главного, стрежневого конфликта, касающегося самой идентичности России - русского вопроса.

***

Я никогда не поверю, что Павловский, будучи евреев, не понимает значение этничности. Даже если он не знаком с иудейской традцией, он так или иначе является ее носителем - и это заметно в каждой строчке Павловского. И он не может не понимать, что русская этничность - это сама материя России, без которой России просто не будет. 

Поэтому, когда он предлагает игнорировать русскую этничность - он предлагает России самоубийство.  

Россия будет общей страной, или ее не будет. Это государственное искусство – быть открытой, общей (и уже потом, оттого и безопасной, удобной страной) нам не дается слишком давно. Ну, будем пробовать, попытаемся, выхода у нас нет.

Что это за "общая страна"? Не подменяет ли здесь Павловской словом "общий" понятие "ничья"? Но кому нужна, по большому счету, "ничья страна", кроме  мародеров, своих и чужих? И нет ли здесь лукавой подмены, к которой прибегли когда-то и коммунисты, заменив понятие "ничья" словом "общий"? Общая страна - это вовсе не значит, что она ничья. Общая страна не рождается в результате роспуска на каникулы, она рождается в результате тяжелого компромисса нескольких субъектов - так, как когда-то родилась Общая Европа. Нам нужна именно такая общая Россия,  сложившаяся в результате трудного компромисса между русским народом и другими народами России, между элитой и нацией. Только тогда Россия из ничьей страны, получившейся в результате роспуска на каникулы и нации, и власти, и истории, сможет стать общей страной, имеющей перспективы в будущем. 


Есть версия, что русская культура – это произведение русских. Мол, у якутов есть якутская культура, у русских должна быть русская культура. Вроде бы логично. Но дело в том, что русская культура не является этнической. Она, строго говоря, вообще не интересуется племенем, из которого мы происходим. 

Русская культура – это не культура русских. Это культура, изготовляющая русских. И это важное, очень важное свойство русской культуры
.

Когда я читаю нечто подобное,  я понимаю, что человек хочет самоубийства России. Человек хочет выбить саму почву России, превратив ее в Не-Россию, в Россию-призрак, обезкровленную, обездушенную и бестелесую. Но кто будет считаться с призраком? Мир не верит в призраки, и чем дальше Россия будет превращаться в призрак, тем более она будет зависить от других, от любого чиха и поветрия.

Конечно, одной этничности недостаточно. Замкнутая в себе этничность может породить только таких же призраков подземелья - и еврейство служит здесь самым ярким примером. Этничность должна быть выговорена на языке культуры и интересов, на языке целей и перспектив - но это должна сделать сама русская этничность, а не призраки подземелья, стремящиеся ее подменить.