August 8th, 2009

Русский православный орден

Продолжая тему ордена русских православных националистов.

Во-первых, приятно отметить, что моя гипотеза о том, что опричнина была скопирована Иваном Грозным с западных рыцарских орденов, получает признание. В самом деле, опричники набирались из светского дворянства, но в то же время жили по особому уставу, схожему с монашеским, и подчинялись непосредственно Царю. Ничего подобного на Руси ни до, ни после не было. Откуда еще Иоанн Васильевич мог позаимствовать идею опричного "братства", как не с западных духовно-рыцарских орденов, которые именно так и строились и которые были хорошо известны русским? Даже странно, что историки до сих пор не догадались о происхождении идеи опричнины. Вполне естественно предположить, что Иван Грозный организовал опричнину по примеру западных орденов, тем более что Ливонский орден находился по соседству, а Иван Четвертый именно с ним и вел долгую войну, окончательно разгромив его в 1561 году, за три года до учреждения опричнины. Вся Прибалтика в это время находилась под властью немецких "духовных князей", подчинявшихся Папе и германскому Императору. Трудно судить, какие именно цели ставил перед опричниной Московский Государь в качестве основных: борьбу с внутреннней изменой боярства или создание регулярной армии на новых принципах для войны с Ливонией. А возможно, опричный орден, по замыслу Царя, должен был заменить в Прибалтике уничтоженных ливонцев. Важно также отметить, что опричнина превратилась в репрессивный механизм и сильно расшатала всю властную систему Московского Царства. О причинах этого мы еще будем говорить.
 

Богоматерь Волоколамская-Владимирская. Икону вложил в Иосифо-Волоколамский монастырь Малюта Скуратов. 

Во-вторых, нужно заметить, что идея о необходимости самоорганизации русских на орденских принципах становится все более очевидной. С идеями, близкими к моим выступил, например, Андрей Фурсов. Эти идеи буквально витают в воздухе, хотя, судя по дискуссиям, далеко не все ясно понимают, в чем состоит суть структур орденского типа.

Что такое орден?

В чем главное отличие ордена от других социальных структур и организаций? В том, что в основу кладется единство мировоззрения и ценностей множества не связанных между собой людей. Это резко отличает орден от профессиональных, сословных, классовых или экономических структур. Скажем, люди, работающие в экономической компании, могут придерживаться самых разных идей и мировоззрений, даже противоположных. Но для компании важны профессиональные качества сотрудников, а их мировоззрение или вероисповедание не играет большой роли. В обществе физкультурников, любителей-автомобилистов и многих других мировоззрение его участников не имеет значения.

В то же время нужно отметить, что любая устойчивая организация или корпорация тяготеет к тому, чтобы помимо узких общих интересов, у нее появилось и нечто большее - нечто неуловимое и неосязаемое, что можно назвать корпоративной этикой или корпоративными ценностями. О корпоративной этике можно говорить даже в применении к более-менее крупной экономической компании. Или другой пример: футбольная команда со временем обретает свою атрибутику, свою историю и легенды, а ее фанаты организуются в фан-клубы, где символика и традиции команды становятся самоценностью. Уходят тренеры, игроки, но преемственность традициям команды сохраняется, сохраняется уникальный и непередаваемый "дух команды".

О чем это говорит? О том, что человеческая организация стремится не только к достижению каких-то узких материальный целей, но и к выработке общих ценностей данной организации или корпорации, отличающей ее от всех остальных. А сочетание общих ценностей и материальных целей и есть главный принцип орденской организации.

Ордена и государства

Альтернативой орденскому типу организации служит государство с его бюрократической иерархией. Особенность современного государства состоит в том, что бюрократия ставится вне мировоззренческих различий и принципов - машина работает согласно инструкциям и предписаниям, и ценности каждого отдельного чиновника выносятся за скобки: он должен только выполнять предписания, не зависимо от его ценностных предпочтений. Строго говоря, даже лояльность чиновника политической власти не имеет никакого значения. В этом сила и слабость государственной машины.

Конечно, в любом государстве сохраняется момент идеократии, который реализует политический класс. Сохраняются и атрибуты орденской организации - флаг, гимн, присяга, другая символика. Но в идеологическом плане государство - механизм достаточно беспомощный. Когда партия большевиков (созданная, конечно, по орденскому типу) пришла к власти, и превратила мировоззрение в функцию государства, СССР оказался абсолютно беспомощен против Запада, где орденский тип самоорганизации людей не только сохранился, но и приобрел новое дыхание. А сам СССР начал разваливаться под давлением внутренних корпораций - ведомственных, национальных, экономических.

На Западе, где история орденов насчитывает столетия, давно поняли, что одна бюрократия не способна осуществлять государственные функции. Поэтому, в Великобритании, например, существуют масонские ложи, созданные специально для полицейских. Представители закона поэтому уже не являются просто чиновниками, выполняющими бюрократические функции по поддержанию правопорядка - полицейские связаны узами "братства", общим мировоззрением и масонской ритуальной мишурой, и верой и правдой служат закону: закон и есть тот "бог", который их связывает в единое целое. Организации орденского типа пронизывают все западное общество - от юношеского скаутства до университетских братств и закрытых оккультных структур, занимающихся выработкой идеологии и культурных стратегий.


Great Seal of the United States (Reverse of the Seal)
Великая Печать США (реверс)

Особый тип орденской организации образуют разведовательные сообщества. Сами спецслужбы вознили из все тех же монашеских орденов и появившихся позже еретических и оккультных структур. Спецслужбы гораздо ближе к понятию ордена, чем другие сообщества. Это связано с тем, что в этой корпорации лояльность - то есть внутренняя верность каким-либо принципам и своей корпорации  - играет уже очень значительную роль: ментальная измена сотрудника ведет к вполне осязаемой реальной измене, что чревато провалом. Поэтому для спецслужб важно не только то, что делает человек, но и с какими мыслями он это делает, что у него в голове. Есть множество примеров, когда решение о вербовке агентов принималось на основе его политических или религиозных убеждений. Здесь уже идет игра не только с материальными ресурсами, но и со смыслами,  с мировоззрением и с информацией как таковой.


Герб ФБР
 
В значительно меньшей степени орденские традиции сохранились в армии. Присяга, честь своего боевого знамени и сопутствующая атрибутика - вот, пожалуй, и все, что осталось от орденского типа в современной западной армии, где гораздо большее значение приобретает не личная преданность части или знамени, а техническое вооружение и военные навыки.  

В целом можно сделать вывод, что чем большее значение в организации имеют личные убеждения и ценности его членов, их свободная инициатива и интеллект, тем ближе такая организация к структуре орденского типа. Даже еврейские коммунисты во главе с Марксом для превращения рабочего класса в действенную силу разработали специальное мировоззрение, целое учение, основанное на оккультных хилиастических и еврейских мессианских идеях. Только после этого еврейские марксистские партии, образовав Коминтерн, стали влиятельной силой, схожей с орденом.

Примером организаций орденского типа служат также криминальные сообщества и мафии. В них есть не только общие интересы криминального бизнеса, но и внутренняя "этика", основанная на "романтике" уголовного мира или на кровных связях членов мафии - сицилийской крови или ирландской, не важно.

Еврейство - это тоже сообщество орденского типа. У каждого жида есть свои национальные особенности и идеи, которые связывают его со всеми остальными жидами -  например, идея о "богоизбранности" жидов или о их праве на мировое господство. Они могут жить в разных странах, говорить на разных языках, исповедовать самые разные политические доктрины, но ощущение внутреннего ментального единства у жидов очень сильно.

Как видим, структуры орденского типа имеют очень древнее происхождение. Они возникли гораздо раньше других формальных структур и оказались очень эффективны. Более того, можно с уверенностью сказать, что их роль в будущем будет только возрастать. От эпохи религиозных войн Европа и мир вместе с ней перешли к эпохе идеологий. А завтра война за смыслы и слова станет еще более тонкой и изощренной, и у государственных бюрократических структур нет шансов выиграть эту войну у свободных корпораций орденского типа. 

В России русские национальные корпорации, способные производить смыслы, были полностью уничтожены еврейскими большевиками. До сего дня еврейство продолжает диктовать нам, что мы должны думать. У нас осталась только Церковь. Но это и есть самое главное. Нужно только восстановить русские национальные смыслы и на них выстроить свою социальную жизнь.  

Интересы ордена

Самое большое заблуждение постсоветских русских, которое я встретил, обсуждая принципы русского ордена, состоит в том, что многие из них полагают, что русский орден должен стать сообществом бестелесых бессребреников-идеалистов, которые ради идеи жертвуют собой и "спасают Россию".  Ничего глупее нельзя придумать. Конечно, общность православной веры и убежденность в идеях русского национализма - то есть чисто духовное и ценностное единство и кровное родство - является обязательным условием для существования ордена. Без этого орден перестает быть орденом и теряет свою эффективность. Но он не может висеть в воздухе и игнорировать материальные интересы людей. Орден может быть эффективным только в том случае, если членство в нем, помимо возможности разделить свои ценности с соратниками, дает еще и какие-то вполне ощутимые и зримые материальные и социальные выгоды. Орден нужен для того, чтобы добиваться целей, которые невозможно добиться в одиночку. И это, естественно, предполагает, что орден в лице своих членов будет стремиться помогать каждому своему члену занимать более влиятельное положение в обществе: ведь успех какого-то одного из членов ордена означает успех всего ордена в целом.

Скажем, если какой-то книгоиздатель становится членом ордена русских православных националистов, то в интересах всех членов ордена, чтобы его предприятие процветало: в этом случае писатель из ордена сможет выгодно опубликовать свою книгу, или можно будет с помощью издательства продвигать идеи ордена в общество. Поэтому в интересах членов ордена, чтобы издательское дело (или другой бизнес их члена) процветал. Обратите внимание, какое значение придают прессе и книгоизданию все те же жиды. Ну, так там и работают и пишут почти сплошь евреи. Им это и выгодно, и позволяет контролировать общество. Орденский тип еврейской организации выгоден и еврейству в целом, и каждому еврею.

Невозможно разделить духовное и материальное. И то, и другое одинаково важны для структуры орденского типа.

Кроме того, нужно понять, что мы -  это и есть Россия. Поэтому "спасение России" не нужно представлять как спасение красотки из голливудского боевика. Спасение России - это способность и возможность выстроить Россию так, как мы считаем нужным, чтобы она соответствовала нашим ценностным критериям, нашим представлениям о достойной жизни, и была защищена от посягательств других народов или других структур орденского типа. И поэтому "спасение России" есть процесс не только духовный, но материальный, тесно связанный с интересами ордена и его членов - русских православных людей.