August 29th, 2009

Русское национальное и русское православное

"Русские и только русские" из числа красно-коричневых сионистов  - явление в нашей общественной и религиозной жизни довольно нелепое и абсурдное. Но это не мешает им нагло претендовать на "православность" своих сектантских построений (вроде "уранополитизма" и "универсализма"), выдавая их за "настоящее христианство". И здесь нет ничего нового: любая секта и ересь формируется на основе сомнительных интерпретаций Священного Писания и Святоотеческого Предания, на ложном понимании православных догматов и природы Церкви. И когда появляется заинтересованная группа, враждебная православию и Церкви, множество отдельных деталей, сомнительных или не совсем ясных тезисов выстраиваются ими в какую-то более-менее связанную систему, претендующую на самостоятельность - так зарождается и развивается любая ересь и секта. И долг православного христианина состоит в том, чтобы показать антиправославную и антицерковную природу такой секты.   

Малер выдвинул несколько аргументов, которые призваны придать секте "уранополитизма" и "универаслизма" вид "православности". Аргументы разные и все они по отдельности являются лишь неточным или ошибочным прочтением православного учения. Но когда таких аргументов оказывается несколько и все они подчинены одной мысли (в данном случае - идее о несовместимости православия с патриотизмом и национализмом), может создаться иллюзия, что уранополиты и в самом деле вещают нам от имени христианства. Рассмотрим эти аргументы (в комментариях я Малеру вкратце уже ответил, но на некоторых его агументах стоит остановиться подробнее).

Национальное и социальное

Начать хотя бы с того, что есть национальное.

Во время дискуссии у Крылова о том, кто такие русские, Малер четко зафиксировал, что  национальное есть производное понятие от этнического и упорно настаивал на том, что национальность - есть некая данность, есть некий факт, такой же предопределенный и неизменный, как например пол человека.

 - У нации могут быть два слоя критериев – 1)объективный, определяющий ПРОИСХОЖДЕНИЕ, и 2)более субъективный, определяющий ИДЕНТИЧНОСТЬ. У нас постоянно путают происхождение и идентичность.

С этим трудно не согласиться. Вопрос только в том, какой из этих критериев является более существенным. Я настаивал на том, что имеет смысл говорить и важна имеенно идентичность, которая определяется в результате национальной самоидентификации человека и признания этой самоидентификации со стороны других, за что был обвинен Малером в "субъективизме". Малер же настаивал на том, что национальная идентичность есть просто факт происхождения, который не требует никакого признания со стороны самого человека и окружающих, особенно со стороны русских. 

 - ОБЪЕКТИВНЫХ, то есть независимых от наших пожеланий, критерия нации два – это 1)этнос и 2)язык. Первый критерий – этнос. “Этнос” и “нация” одного происхождения и означали примерно одно и то же – конкретную социальную общность, сложившуюся на конкретной территории в результате развития кровно-родственных связей...

Так вот, этнос (со всей его неопределенностью) и язык (со всей его определенностью) – это два объективных критерия нации, поскольку они даны человеку с его рождением, они свидетельствуют о его происхождении, еще до всякой идентичности: мы не выбираем этническое происхождение и язык, на котором думаем. Всё остальное – религия, гражданство, идеологическая позиция – это то, что приобретается. Другой вопрос, что, если, например, Православие сформировало русскую культуру такой, какой мы её знаем тысячу лет, то исторически Православие первично по отношению к русскому языку и русской культуре, но человек может родиться в России, думать по-русски и не знать ни о каком Православии. Если же он будет сознавать себя православным, то его национально-историческая идентичность в качестве русского будет максимальной. Из всех вторичных национальных признаков религия имеет САМОЕ главное значение – она окончательно определяет национально-историческую идентичность
.T

Естественно, на основе данного им определения Малер оказывется "русским и только русским". Но тут-то и появляется первое противоречие, которое сигнализирует разуму, что построения Малера лживы и являются лишь лукавой попыткой, с одной стороны, самому записаться в русские, а с другой - изгнать из русского православия все, что связывает его с русским национальным содержанием. Ведь и в самом деле одновременно утверждать, что православие является "частью национально-исторической идентичностью русского" (она при этом "максимально" русская, как выразился Малер) , а с другой - тратить огромные усилия для доказывательства того, что какой-либо устойчивой и существенной связи между национальностью и вероисповеданием не существует, что православие абсолютно чуждо национальному - значит, одновременно утверждать противоположные вещи! Если попытаться вывести из этого абсурда какую-то формулу, то, наверное, она могла бы свестись к примерно следующему: "Пусть русские и являются православными, но само православние должно стать безнациональным, космополитичным, и мы, "русские и только русские" и "настоящие христиане", должны приложить к этому все усилия".  

И это далеко не единственное противоречие в построениях уранополитов. Например, от утверждения, что национальность есть факт происхождения Малер вдруг перешел к прямо противоположному:

 - Сравнение гендерной и национальной принадлежности человека бессмысленно: пол - это свойство человеческой ПРИРОДЫ, данное человеку ещё в раю, национальность - это свойство человеческой социальности, которая возникла как наказание за Вавилонское грехопадение.  

То есть пока речь шла о национальности Малера, он всячески давил на происхождение и русскую маму и говорил о своей "русскости" как о факте, простом биологическом факте. Но как только речь зашла о православии, национальное он стал определять как исключительно социальное, которое не имеет никакой свизи с биологическим, как это имеет место быть с половой идентичности.

О том, что начаток к национальному разделению существовал уже при самом творении человека, что Вавилонское разделение на языки нельзя считать наказанием за грехопадение (которое было только одно)  и что разделение на племена и народы есть следствие самой природы человека, вытекающие из семейного и родового разделения, данного уже в раю - я уже писал, не буду повторяться. 

Гораздо важнее понять, как связано этническое, факт биологического происхождения, с социальным. И что бы там ни говорил Малер, аналогия с полом здесь самая что ни на есть прямая. 

В самом деле, половое разделение человека - это важнейший социальный и культурный факт. Тысячи книг написаны на тему отношений между мужчиной и женщиной, для каждого человека в его личной жизни отношения с противоположным полом занимают важное место, тысячи копий сломаны при обсуждении неизбежных при всяком разделении конфликтов, драм и противоречий. Нет человека, который бы был равнодушен к этой теме, и которого бы она не касалась. Это факт нашей жизни, нашего существования.

Но что такое половое разделение? Это просто биологический факт, это факт человеческой природы. Но дело в том, что он никогда не существует в человеческом обществе только как биологический факт (разве только в кабинете у врача). Это еще и важнейший социальный факт. Отношения полов регламентируются обществом, культурой, традицией, закодательством. Жених и невести, муж и жена, любовик и любовница, тесть и теща -  и все социальное, что с этим связано  - огромная человеческая социальная тема. И тема культурная, конечно.

На примере полового раздления мы видим, как чисто биологический факт, факт происхождения становится важнейшим социальным фактом, мощнейшим социальным мотиватором и двигателем. Поэтому половое разделение в человеческом обществе уже не существует как биологически-нейтральный факт. Нет. Теперь он живет уже как факт социальный, как важная часть самой социальности и социализации.

Так вот, проблема национальности - имеет такую же природу. Этническое происхождение - это биологический факт. Но он никогда не существует как чисто биологический, а всегда - как факт социальный, как часть человеческой социальности.И именно поэтому национальная идентичность становится  частью идентичности социальной и религиозной. И если Господь Бог, создавший мужчину и женщину, не может игнорировать факт полового разделения -  то и Церковь не может его игнорировать. И если нации и народы были созданы Богом - то и Церковь не может игнорировать этот важнейший социальный фактор национального разделения.     

(статья не дописана)