October 29th, 2009

Режимный адвокат

Есть в РФ такой общественный деятель - Миша Барщевский. Известный адвокат. Полномочный представитель Правительства в Конституционном суде Российской Федерации, Верховном Суде Российской Федерации и Высшем арбитражном суде Российской Федерации. Пейсатель. Профессор и Академик Российской академии естественных наук. Председатель Высшего совета партии "Гражданская сила". Хранитель традиций клуба знатоков "Что? Где?Когда?". Член Общественной палаты. Автор и ведущий нескольких телепрограмм. Пламенный либерал. В общем, не человек, а самый настоящий (очередной) еврейский гений.


Еврейский интеллектуал Миша Барщевский.

И ведь, как кажется, из ничего стал человеком и вознесся к самым вершинам власти и богатства в свободной эрэфии.  Из самой обычной советской семьи.  Папа Юрий Дмитриевич - юрист. Мама Эрика Залмовна - актриса. Обычная семья советских интеллигентов еврейского происхождения.
 

Элитные россияне - жена Барщевского Ольга и дочь Наталия.

Начинал Миша ведь совсем скромно:

В 1973-1979 годах Барщевский работал юрисконсультом на Московском маргариновом заводе; параллельно с этим в 1978 году он окончил Всесоюзный заочный юридический институт (с 1993 года - Московская государственная юридическая академия (МГЮА).

Но потом вдруг резко пошел в гору - словно чья-то могущественая рука с начала 80-х годов начала делать из скромного юристконсульта на маргариновом заводе будущего российского либерала и интеллектуала:

В 1980 году Барщевский стал адвокатом Московской городской коллегии адвокатов, в 1982 году защитил кандидатскую диссертацию в Институте государства и права АН СССР.

Барщевский проходил стажировку в западных юридических фирмах "Milbank, Tweed, Hadley & McCloy" (США) и "Bureau Ricchi" (Франция). После своего возвращения на родину в 1990 году создал и возглавил первую в России частную адвокатскую юридическую фирму - "Московские юристы", которая в 1993 году была преобразована в адвокатское бюро "Барщевский и Партнеры" МГКА России которое Барщевский возглавлял вплоть до 2001 года.

В 1997 году Барщевский стал доктором наук, и три года спустя ему было присвоено ученое звание профессора Московской государственной юридической академии.

Осенью 1997 году Барщевский выступил адвокатом вице-премьера и министра финансов в правительстве РФ Анатолия Чубайса - одного из участников так называемого "дела писателей" - авторов книги "История российской приватизации". 

Родные пенаты ленинско-сталинской живодерни

Впрочем, мы-то  с вами уже знаем, как все непросто в этих "обычных" семьях советских евреев - покопаешь биографию и родословную какого-нибудь скромного советского интеллигента еврейского происхождения (особенно либерального), и такое там увидишь, что потом ночами спать не будешь от ужаса, ими содеянного.  

Вот и у Барщевского родословные корни идут к самым истокам революционного и большевицкого террора. По материнской линии история почти драматическая:

Бабушка Михаила Барщевского по материнской линии, немка, имела дворянское происхождение. Ее отец - потомок тевтонских рыцарей, был тайным советником, попечителем учебных заведений Балтии. Во время гражданской войны она оказалась со своим первым мужем, белогвардейским офицером, в Крыму. Здесь она познакомилась со своим вторым мужем – дедушкой Михаила Барщевского Соломоном Гутмановичем. Владея сапожным делом, он в то время имел три обувные фабрики в Крыму. После переезда в Москву создал (ирония судьбы!) обувную мастерскую при НКВД. Именно она обеспечила обувью экспедицию Папанина на Северный полюс.

Байки про "тевтонские корни" и "мужа-белогвардейца" первой мишиной бабушки мы оставим на его совести, а вот история с дедушкой-сапожником уже  гораздо больше похожа на правду. Только сразу возникает вопрос, почему дедушку сапожника из Крыма сразу в Москву пригласили, шить сапоги для работников НКВД? И тут крымская история может кое-что прояснить - шла Гражданская война, весь Крым в это время был буквально залит русской кровью,  повсюду зверствовали еврейские комиссары и чекисты во главе с Розалией Землячкой и Белой Куном. Уж не вступил ли дедушка Барщевского тогда же в карательные отряды ЧК, за что его, оценив заслуги перед властью большевиков, и перевели работать в Москву, поставив на чекистское хозяйство?   

Но родословная Барщевского по отцовской линии еще более кровавая и неприглядная. Дедушкой Барщевского был какой-то местечковый юрист, а бабушкой - Татьяна Яковлевна Альперт, самая что ни на есть настоящая чекистка, а позже, в годы сталинского террора - прокурор Москвы.  

Михаил Барщевский - юрист в четвертом поколении. Его прадед по отцовской линии, Яков Давыдович Барщевский, занимался адвокатской деятельностью в Харькове. Бабушка Татьяна Яковлевна Барщевская - крупный революционный деятель, была членом ВЧК Украины, затем работала заместителем прокурора Москвы. У нее в роду было несколько поколений государственных раввинов Украины.

Ее муж Алексей Селивановский был создателем "Литературной газеты" и ее первым главным редактором. В 1936 году был расстрелян. Татьяна Яковлевна также была репрессирована, сослана за 101-й километр. После реабилитации в 1956 году она занялась адвокатской практикой.

Отцу Михаила Барщевского как сыну "врага народа" адвокатская карьера была заказана. Получив юридическое образование, он был следователем Рузской районной прокуратуры, а с 1950 года работал юрисконсультом, был одним из лучших юрисконсультов страны.

Надо сказать, что Альперты в еврейской среде - род довольно влиятельный, раввинский. Среди множества Ефимов, Мойшей, Пинхосов и прочей нечести из этого рода, известны несколько сионистов-социалистов и прочих революционных сапожников. Так что совсем неудивительно, что предки Барщевского по обеим линиям оказались в ЧК, а бабушка Альперт заняла в этой иерархии кровавых палачей достойное место и работала под непосредственным руководством Вышинского. (Кстати сказать, вторым мужем Альперт был критик РАПА Алексей Павлович Селивановский, известный своими доносами на Шолохова и др., и тоже расстрелянный, как и первый муж Альперт).    

Впрочем, сам Барщевский своих предков и не скрывает:

- Михаил Юрьевич, Ваша династия юристов начинается еще с деда?

 - С прадеда, с царских времен. Прадед – Яков Альперт, в царские времена адвокат, его дочь Татьяна Яковлевна, ее муж – Дмитрий Барщевский, он тоже был юристом, его расстреляли в 1935-м году. К этому времени они с бабушкой развелись, и бабушка вышла замуж за Алексея Селивановского – создателя и первого главного редактора «Литературной газеты». Он был другом Шолохова, Серафимовича, Фадеева. В 36-м году его расстреляли. А бабушку выслали на 101-й километр. Соответственно, мой отец, Юрий Дмитриевич Барщевский, до ХХ съезда жил с клеймом сына врага народа. Отец, юрист, как и его мать и его дедушка, был человеком невероятно жизнелюбивым.
Вторая ветка – это моя мама, ее отец Соломон Гутманович, который был упомянут еще у Рыбакова в «Детях Арбата». В романе есть такая фраза: «У нее были очень богатые родители, настолько, что к окончанию школы заказали ей туфли у самого Гутмановича». Он был сапожником, который шил обувь для Марии Ильиничны Ульяновой, для Надежды Константиновны Крупской, для папанинской экспедиции. Если посмотреть телеграммы, которые Папанин отправлял на Большую землю, то там много раз выражается благодарность Гутмановичу. Его обувь – единственная из всей экипировки экспедиции на Северный полюс не развалилась. Бабушка – Каролина Георгиевна, дочь дворянина, потомка тевтонских рыцарей, пришедших в Прибалтику. Он при царе был советником и попечителем учебных заведений Балтии, то есть министром образования.


Вот так-то. Поскреби любого либерала -  и найдешь очередного кровавого чекиста или литературного деятеля, который расправлялся со  своими коллегами с помощью доносов и клеветы. Или того и другого вместе. Не зря же они сегодня так поднялись - кто-то высоко оценил заслуги их предков, которые все, как один, повязаны родственными связями и большой русской кровью. "Дети Арбата", одним словом.