November 14th, 2009

Трагедия русской истории (1) Фатальный факт.

О тяжкой участи русского народа написано немало книг - по истории, в стихах и в прозе, в форме историософических размышлений. "Стон русского народа" - едва ли не главное настроение всей нашей истории. Но вот откуда этот стон, почему судьба русского народа столь трагична - на этот вопрос мы не можем ответить до сих пор. Кто-то винит климат и географию, кто-то - "проклятое самодержавие и православие", кто-то - внешних врагов и татаро-монгольское иго, ну а в последнее время все чаще стали винить сам русский народ.

Между тем, вопрос этот немаловажный. Если мы не можем до сих пор на него ответить, значит, мы ничего не понимаем ни в русской истории, ни в самих себе. А как называется человек, лишенный самосознания и не понимающий мотивов своих поступков в прошлом и в настоящем? Правильно - олигофрен. Такого человека признают невменяемым и лишают правоспособности. В лучшем случае. А в худшем - на него одевают смирительную рубашку и сажают в дурку. Вот в этой дурке мы и живем последние 90 лет. Ибо себя мы не понимаем, не знаем, и кажется даже понимать не хотим.

Долго думал, начинать ли писать что-то по русской истории. Времени катастрофически мало, еще и по экономике и десятой части не написано. А писать придется много. И многое из этого будет неприятным. Но ведь зрелый человек от ребенка или олигофрена тем и отлчиается, что он "знает себе цену" - то есть вполне отчетливо осознает как свои достоинства, так и недостатки или даже пороки. И ведет себя, соизмеряя свои силы и возможности. А у нас, к сожалению, до сих пор нет никаких представлений о том, кто мы и откуда мы, и почему нам достался столь тяжкий крест. Либо проклятия в адрес своей истории, либо сусально-позолоченные сопли. Соответственно, и жизнь в России напоминает дурку.

Методология

Исторический материализм - страшная наука. В России он почти погубил историческую мысль. Но он дал и нечто позитивное: он навсегда отучил думать нас об истории, как о чем-то идеальном, и научил искать объектиные механизмы истории. Эти объективные механизмы не обязательно должны свестить к материальному производству (объективными могут быть и идеи, и предрассудки времени) , но то, что историей движут самые простые человеческие инстинкты о том, что покушать и как бы повкусней - этому исторический материализм нас все же научил.

Поэтому я не разделяю хулиганскую критику марксизма. Да, исторический материализм примитивен и многое сознательно выкидывает из поля своего исторического рассмотрения, тем самым обедняя историю и приходя в итоге к антиисторическим выводам. Но в нем очень многое было сказано верного. Нужно только принять во внимание, что общественное сознание не вырастает из материальной базы как второстепенная "надстройка". Дело, скорее, обстоит таким образом, что общественное сознание является призмой, через которую материальные потребности и интересы обретают свое понимание. Общественное сознание не может игнорировать материальные интересы человека или класса или сословия - вопрос, как бы не подохнуть с голода на протяжении многих веков был главным. Но было бы грубой ошибкой выводить все содержание общественного сознания из материальной производственной базы, тем самым детерминируя его, как это делали марксисты. Поэтому и поведение людей при схожих обстоятельствах, их реакция на объективные материальные закономерности может быть очень разной: кто-то, когда голоден, идет на паперть, кто-то - грабить прохожих, а большинство ищет возможности заработков.

Поэтому давайте сразу отбросим героический былинный эпос, рассказывающий нам, например, о благородных русских князьях со своими верными дружинами, или о том, как Россия спаслась молитвами святых. Все это прекрасно, и ценно, и важно, но ничто из этого не может быть главным содержанием нашего знания собственной истории. Мы должны взглянуть на тех же князей как на обычных людей, чаще всего самых средних способностей, которые, как и положено, искали, прежде всего, своей выгоды. Попробуем взглянуть на русскую историю трезво, без излишнего пафоса самовосхваления или самоуничижения.

Осовной факт

Что является основным фактом русской истории, на мой взгляд? Ее редкая монолитность и единообразие. Огромные пространства Русской равнины с примерно одинаковым климатом и ландшафтом были заселены людьми, говорившими на одном языке, одной крови и одной культуры. Русской истории не хватает различимости - городов, регионов, людей, культур. Именно этот факт создает иллюзию, что в русской истории ничего не происходит, что дало повод Чаадаеву написать об отсутствии русской истории как таковой, а Блоку назвать русских "скифами". Это с одной стороны. А с другой - осознание бесконечного единообразного пространства, которое так талантливо было отображено и в русской народной культуре с ее распевами, и в классической культуре 19 века.

А ведь в этом состоит реальное и важнейшее отличие русской истории от всех других. В Европе - конгломерат самых разных народов и племен, религий и культур, сословий и классов. В России ничего этого нет. Быт боярина ничем не отличается от быта крестьянина - только щи погуще, да жена потолще. Климат Новгорода почти такой же, как Ростова или Суздаля. И природа та же. И занятия те же. И люди те же самые - русские, одной крови, одного языка и одной веры.

Простейший факт. Но в нем - все особенности русской истории.

Русское общество

Например, сразу становится ясно, что если все занимаются примерно одним и тем же, то ни о каком серьезном региональном или ремесленном разделении труда уже не может быть и речи. А это значит, что каждый крестьянин или князь - природный враг для другого крестьянина или князя. Они все друг другу конкуренты - за те же земли, луга, или за удобную переправу через реку.

Ведь если в какой-то местности Франции хорошо растет виногорад - то им там и будут заниматься, и будут производить вино. А в соседней Германии очень выгодно выращивать ячмень и варить пиво. И эти два региона, помимо обычных противоречий и обычной вражды, друг друга еще и дополняют. И заинтересованы друг в друге. Между ними завязываются связи, начинается поиск общих интересов и культурного обмена и т.д. и т.п.

А если все и повсюду делают одно и то же, развитие может быть только экстенсивным. Было 5 га земли, стало 10 - вот и все нехитрое развитие. Пока есть свободные земли, слабые бегут на периферию и колонизирует новые земли. И растят то же самое. Когда земель не хватает, напряжение в обществе резко возрастает, и оно взрывается изнути и рушится.

В таком обществе отношения между людьми строятся совсем иначе, чем в Европе. Объективных предпосылок для сотрудничества в нем почти нет. Я говорю именно о сотрудничестве двух качественно разных субъектов, с разными интересами. А когда интерес у всех примерно один - то все сотрудничество сводится к "навалимся числом" и "одолеем силой". При этом объективно любой сосед - твой прямой конкурент. Отсюда проистекает все особенности общественной жизни русского народа - точнее говоря, отсутствия самих начатков деятельной кооперации и социального взаимодействия. Люди объективно отчуждены друг от друга. Но при этом для каждого из них нет никого ближе, чем другой русский - говорящий на том же языке, и молящийся тому же Богу. Фатальное противоречие.

(продолжение следует)