March 10th, 2010

Без вести пропавшие (2)

Без вести пропавшие (1)

Из советских военнопленных в немецком плену выжил только каждый третий - смертность среди советских военнопленных составила от 60 до 70 процентов. То есть из почти пяти миллионов русских солдат, брошенных большевиками на произвол судьбы, погибло более 3,5 миллионов. Ничего подобного история еще не знала - даже в древности отношение в военнопленным было более человечным.

 
Эшелон с советскими военнопленными.
 

Аушвиц, Дахау, Собибор, Бухенвальд  - все это названия большой русской трагедии. Нам сейчас вдалбливают в голову, что это места т.н. "Холокоста", но мы, русские, должны помнить эти названия - ведь там погибли русские люди  - наши, родные люди. И какое нам дело до еврейских трагедий и комедий, когда трагедия нашего народа, развернувшаяся в 20 веке, до сих пор еще нами в полной мере не осознана и ей не дана адекватная оценка? 
       

Но даже смерть не освободила всех этих русских людей от проклятия большевизма - коммунисты о них сначала постарались забыть, а потом судьба советских военнопленных была в советской идеологии намертво пригвождена большевицкими вардулаками-агитаторами к понятию "власовец" и "предатель". Вдумайтесь! Что может быть гнуснее и подлее этого - солдат преданной и погибшей армии объявить "изменниками", "предателями" и "полицаями", и потом в течение десятилетий глумиться над их памятью под сурдинку о преступлениях нацизма? Преступления нацизма давно осуждены, а портреты и памятники большевицких людоедов до сих пор оскверняют улицы русских городов!

Проблема конвенций

Коммунистические политруки от истории даже в вопросе об ответственности за гибель военнопленных поступили как всегда - то есть постарались максимально обелить своих вождей-людедов и свою людоедскую партию и свалить всю вину на поверженного противника.
 
Но можно точно сказать одно - если бы большевики подписали до начала войны хотя бы одну конвенцию о военнопленных, руки у нацистов были бы связаны и этой трагедии не случилось бы. Но большевицкие вожди и их комиссары (Литвинов и другие) раз за разом отказывались подписывать Женевскую конценцию о военнопленных. И только 17 июля 1941 года, почти через месяц войны, большевики, осознав положение своей армии, стали трусливо суетиться, не зная, что для них лучше - бросить военнопленных на произвол судьбы в лапы врага или, в страхе перед армией и человечностью, все же попытаться смягчить их участь. Как известно, большевики в итоге выбрали первое - тем более, что ноту о присоединении Совдепии к Гаагской конценции о военнопленных, посланную Молотовым,  немцы брезгливо отвергли.  

Спрашивается, так кто же несет главную ответственность за гибель наших солдат? И почему немцы должны были относиться к пленному врагу лучше, нежели сами большевики относились к своим солдатам?

Логику людоедов понять трудно. Мы не знаем, какими мотивами руководствовались  коммунисты, принимая такие решения. Очевидно, своей, людоедской логикой - логикой террора, страха и насилия. И поэтому каждый боец Совдепии должен был знать, что в плену у врага его ждет еще более горькая участь, нежели в захваченной большевиками России. Только так, по мнению большевиков, можно было заставить русских воевать с врагом. Ведь у большевиков не было понятия Родины, не было ни чести, ни совести - все это они считали глупыми "буржуазными" предрассудками и "поповщиной".

Иудины уроки

Иудушки снова зовут русских людей "учиться". Так и пишут:

Лозунг «учиться, учиться и учиться» актуален для Церкви как никогда.

Вообще-то это ленинский лозунг. И он был обращен к самим большевикам - безграмотным демагогам и  уголовикам, которые "профессионально" могли только разваливать Россиию и убивать людей. Ничего другого они толком делать не умели. Отсюда все эти ленинские "контролеры контролеров" и`бесконечные реорганизации "учкомов домсоветов пролетарских беддомкомов". Большевики вынуждены были всему ценному учиться  у "буржуазных спецов" - то есть у нас, у русских, а самих спецов тысячами ставили к стенке.

И вот этот большевицкий ленинский лозунг снова, как никогда стал актуален для Церкви? Все-таки, что ни говори, а поскреби любого нашего крещеного жида - и обязательно отыщешь под сервильной слащавой богоугодной маской все того же жида-большевика и комиссара.  Отсюда  у них вся эта комсомольско-большевицкая лексика, за которой скрывается пустота и демагогия. Генетическая память, никуда не денешься.

Но главный их урок мы все же, надеюсь, выучили. И миллионы трупов русских мужиков, которыми нам пришлось расплачиваться за некомпетентность, трусость, предательство и чуждость России всех этих иудушек (в "комиссарских пыльных шлемах" или без них)  - слишком страшный урок, чтобы мы его не выучили.

Никаких дел с иудами. Не верить ни единому их слову.
Я никогда не отдам своих детей в школу, где будут учить по учебникам Кураева, например. Они не учителя нам. Они иуды.