March 11th, 2010

Логика Чикотило


Мы осветили лишь одно из преступлений, совершенных большивиками против русского народа. Возможно, в будущем мы поговорим и о других большевицких "достижениях" -   о самой "революции", о Гражданской войне, о ленинском и сталинском голоде в русской деревне, о коллективизации, индустриализации и т.д.
Но сейчас хотелось бы подумать немного о другом - о природе самого большевизма.  

Очень многие современники сталинской эпохи (ленинскую уже никто не помнил) рассказывали мне о той эпохе без какой-либо ненависти к Сталину и большевикам, даже с воодушевлением. Они не были партийцами или карателями-чекистами, они были простыми совесткими людьми. Как это объяснить?

Думаю, что многое зависит о расстояния, с которого ты смотришь на ту или иную эпоху. Для современников большевизма их личная жизнь была неразрывно связана с самой эпохой, и для них дать трезвую оценку преступлениям большевизма означало бы в какой-то мере расписаться в собственной несостоятельности, взять часть вины и на себя. Но в чем были повинны миллионы простых русских людей, которых большевики превратили в "cоветских"? Простые честные и хорошие люди, которые жили как могли и как им диктовала новая власть. Они были молоды, полны жизни и планов. Ходили в кино, обсуждали советских актеров, помнили появление мороженого в Ленинграде в 30-годы и отрытие метро. Для измученной войной страны позитивные измения в быте - пусть и незначительные -  действительно казались началом новой, более светлой жизни. В самом деле, было бы в высшей степени несправедливо мазать этих простых советских людей чернотой большевицких преступлений.

Но думаю, что в жизни этих людей все же присутствовал страх. Мы сами недавно пережили развал страны, крушение экономики и всей социальной инфраструктуры, и должны понимать, какой ужас царил в душах русских людей, когда рухнула тысячелетняя Россия, казавшаяся вечной и незыблимой, когда стали публично оскверняться церкви и христианские святыни, когда убийства и насилие периода красного террора и Гражданской войны стали повседневностью, когда к лишениям Первой мировой войны добавились ужасы большевицкой анархии и вакханаллии, голод и эпидемии. Крушение всего образа жизни и мыслей, произошедшее после окттябрьского переворота, было, вероятно, на порядок более страшным и зримым, нежели то, что произошло после 1991 г. И, вероятно, настрояния массового психоза и невроза действительно царили тогда в обществе почти повсеместно - те настроения, которые большевиками умело  поддерживались и насаждались.

На этом фоне становится более понятным  желание людей обрести нечто вечное и незыблимое, а простая стабильность в быту казалась верхом человеческого счастья. И миф Сталина давал людям и то, и другое. Но он не избавил людей от страха. Напротив, ужас от большевицкого правления загонялся еще глубже, втуне, и его всполыхи то и дело вспыхивали и в быту, и в большой политике, и в общественной жизни. Психоз не был излечен, революционный синдром стал хроническим. Он стал основой советского общества и советской психологии. 

Видимо, только так можно объяснить  особую близость людей в тот период, их стремление подставить друг другу плечо, поделиться с соседом последним  - ведь все люди неосознанно чувствовали и понимали, в какой большой беде они оказались, какая трагедия разыгрывается с русским народом и Россией. Но этим же можно объяснить и вспышки какой-то невероятной, нечеловеческой ненависти и злобы, которые были столь характерны для всей политической линии большевиков, то невероятное пренебрежение к человеку, которое исповедовала советская идеология. "Россия в большей беде  - но надо жить дальше"  - видимо, так можно коротко передать состояние русских умов того времени.

Святые чикотилы

Так кто же они были, большевики - спасители России, давшие ей шанс на выживание, или ее губители?Прежде всего, большевики были, безусловно, силой внешней, сторонней для России и русского народа. Они были чужими для России, и, если уж говорить об их связи с революционным движением 19-начала 20 веков, то только как о крайне выражаенной паталогии. Других каких-то существенных связей с Россией и русской историей у большевиков не было. 

И, как сила чужеродная и радикально враждебная всему русскому, большевизм саморазвивался только в логике удержания власти над Россией и русским народом. Собственно, большевики и сами искренне верили, что их цель - не Россия, не ее благоденствие и развитие, а "мировой коммунизм" и "мировая революция"  - то есть разрушение и ненависть ко всему миру и всему мирозданию. А Россия и русский народ - лишь средство для достижения этих целей ( за что русским, как передовому коммунистическому отряду мировой революции, полагались  кое-какие пряники). Большевики не ставили своей целью остановить развал и нигилизм, разлившийся по России с момента революции. Они сделали нигилизм и революционное людоедство основой всего своего строя и идеологии.

Поэтому при оценке большевизма, мне думается, нужно исходить не из появления морженого и сталинских фильмов, украсивших предвоенную жизнь советских горожан, а из того уроня беззакония и бесчеловечености, той гнусности и беспринципности, до которого были готовы опуститься большевики  в целях удержания власти над Россией. Ведь Чикотило осудили вовсе не потому, что он был простым совестким обывателем, милым человеком в быту и хорошим семьянинином. Его осудили за те преступления, которые он изредка совершал над детьми. И даже советский суд признал, что суть Чикотило выразилась в этих его убийствах, а не в домашних тапочках или банке Жигулевского пива, которую он регулярно покупал, как хороший советский обыватель, по утрам каждое воскресенье. И эта его суть оказалась неприемлима для людей.

Вот так и с большевиками. Их суть - не стройки и не сталинские фильмы и песни. Их суть - миллионы трупов русских людей. Какой же еще суд им нужен? 

А вы говорите - "мороженое"...    

К вопросу о ленинизме-сталинизме

Понятно, что сталинский миф - это особое явление паталогической социальной психологии, которое стало возможно только из-за чудовищной изувеченности России и того пути, которой прошла Россия за последние 90 лет. Это болезнь, и соотносить ее с какой-либо реальностью (современной или сталинской) не имеет никакого смысла. 

Но если говорить всерьез о сталинизме как об историческом периоде, то вскоре вдруг окажется, что никакого сталинизма - как отдельного периода советской истории - и нет.
 
В самом деле, назовите мне хоть одно преступление и хоть одно социальное извращение, которое приписывают Сталину и которое не было бы совершено или задумано еще Лениным и Троцким.  

Концлагеря?
Извините, но первый советский концлагерь на Соловках (СЛОН) был организован еще в 1923 году. И не по секретной директиве ВЧК-ОГПУ, а по постановлению советского правительства (то есть не от имени большевицкой партии или ее карательной системы, а от имени "советов", то есть советского "государства").  Подписано постановление было заместителем Ленина на тот момент - Рыковым, который позже сменил Ленина на посту главы правительства Совдепии, а в 1938 году был расстрелян на Коммунарском полигоне.

Заградотряды и штрафные роты?
Но ведь эту практику в РККА ввел еще Троцкий. Он носился от одного участка фронта к другому, и почти каждый раз его появление сопровождались рассправами над красноармейцами. Иногда Троцкий приказывал расстреливать каждого десятого из провинившегося перед коммунистами соединения. Уродливый взгляд большевиков на армию, недоверие ей,  при Сталине лишь приняли еще более чудовищные формы, но сам дух большевизма никуда не делся, и его не развеяла даже Победа в 1945 году.

Коллективизация?
Насильственное изъятие хлеба - эта практика была введена лично Лениным в период "военного коммунизма". А при Сталине этот грабеж и беззаконие было только поставлено на поток и оформлено в терминах "социалистической экономики". Да и сама идея о необходимости "сплошной коллективизации" и уничтожения свободного русского крестьянина была центральной в полемике бльшевиков 20-х годов, за нее активно выступал все тот же Троцкий (Ленин к тому времени уже издох). 

Репрессии?
Ну, известно же, что террор был с самого начала любимейшим инструментом политики большевиков. Поначалу он, правда, не касался самих партийцев - они очень боялись расколов и хорошо понимали, что сохранить власть над Россией и русским народом они смогут только все вместе, всей бандой. Но как только Гражданская война закончилась -  звери тут же стали грызть друг друга, пока один из них не перегрых всех остальных.

В общем, я не вижу никакой дикости или варварства, которую изобрел бы лично Сталин и его окружение и которую до него не практиковали бы Ленин и его окружение.

В этом смысле я настоящий и верный сталинец - я действительно убежден, что Сталин вчера - это Ленин позавчера, и отделить одного вардулака от другого просто не представляется возможным. Сталин был верным учеником и продолжателем дела Ленина, Сталин был настоящим и искренним большевиком.

Поэтому все идеи "борьбы со сталинизмом", мне кажется, немного от лукавого. Если уж и бороться, то бороться с большевизмом как таковым. А ведь он, большевизм, и сегодня никуда не делся, и нынешний  режим - такой же законный наследник Сталина, как Сталин - Ленина.