October 1st, 2010

Русская Голгофа

Размышляя о причинах демографической катастрофы.

Русские больше не хотят жить?
Я другой такой страны не знаю 


Одной из самых характерных черт русского общества является, на мой взгляд, глубокий инфантилизм. Позади у России более тысячи лет исторического времени, но мы по-прежнему как будто только входим в историю и только начинаем постигать азы социального и политического бытия. Словно бы мы -  молодое "варварское"  племя, только что перешедшее от кочевничества и полукочевого землепашества к оседлому образу жизни и устойчивому социальному общежитию. А ведь русские, по любым критериям и оценкам, нация очень старая.

Что я имею в виду, говоря об инфантилизме русского народа? Практически во всех аспектах нашей жизни - от семейных отношений и отношения к своему здоровью  до политики и экономики - проявляется какая-то страшная незрелость и неустойчивость. Мы слишком доверчивы, часто слишком боимся взглянуть на происходящее открытыми глазами и еще менее мы готовы что-либо предпринять для изменения ситуации к лучшему.  Кучка воров и проходимцев захватила власть в стране, на глазах у всех уничтожает экономику, образование, социальную инфраструктуру, армию - а мы по-прежнему делаем вид, что не понимаем, кто правит в стране и что происходит. "Ой, как бы чего не вышло". Мы готовы верить если не всем, то каждому второму слову, исходящему из уст этих проходимцев, как будто не понимаем, что все эти слова - всего лишь уговоры насильника, пытающегося заговорить свою жертву с целью избежать лишних проблем и возни.    
   
Конечно, в значительной степени этот инфантилизм можно объяснить разрывом с исторической Россией, произошедшим в 1917 году, и 70-ю последующими годами в попытках построить утопию. До сих пор советская идентичноть (а другой сегодня нет,  "россиянец" - это все тот же советский) предполагает если не проклятий, то недовольного ворчания по поводу исторической России. Я еще могу понять евреев,  для которых историческая Россия действительно была чужой страной - до 1917 года, как известно, они  в массе своей  жили в черте оседлости и никак иначе Россию воспринимать не могли. Их ненависть и неприязнь, их чуждость к исторической России абсолютно понятны и объяснимы. В конце концов, они только в 20-30 гг. стали массово переходить с идиша на русский. Но почему же мы, русские, так легко поддаемся этому настроению евреев - пусть даже у них сегодня огромное влияние в сфере общественного мнения? Призаем, что для нас наша история - это не социальная реальность, а какая-то сказочка - либо очень хорошая, либо страшненькая, в зависимости от взглядов. Но никак не реальность.  Немного образов и цитат из великой русской литературы, немного кина, парочка романсов и еще чуть-чуть музыки - и это все, что мы знаем о своей истории. То есть это все, что мы знаем о себе самих. Сравните с теми же евреями, англичанами, немцами, поляками, для которых их история - это вовсе не история,  а они же сами,  но вчера. Они буквально вырастают из этого своего вчера, и их прошлое для них понятно, как понятны человеку лично им пережитые годы.  Но если мы не понимаем себя, и наша собственная история предстает для нас чем-то чуждым и посторонним, то как мы можем понять хоть что-нибудь об обществе и целях современных?

Современный россиянец - существо в социальном плане ушибленное на всю голову и на весь мозг.  Он не знает, кто он, откуда он и куда он идет. 70 лет он проклинал свое прошлое, пока его прошлое не превратилось в постороннюю историю, потом проклял и эти 70 лет - и вот он стоит на распутье (а точнее сказать, на обочине - будем все-таки взрослеть и называть вещи своими именами) , с мыслью,  что постигнув прелесть бабла, он постиг какую-то последнюю тайну социального бытия.

Впрочем, даже эта мысль вовсе не рождена им самим, как у еврея - он всего лишь перевернул советский марксизм и назвал маркистское добро - злом, а марксисткое зло  - добром. Парадоксальным образом, все, что клеймил марксизм как социальное зло "буржуазного общества",  - деньги, неравенство, yнижение бедных,  - россиянец, разувервшись в марксизме и проклянув его, возвдигнул в качестве своих идеалов и идолов. И теперь россиянец уверен, что гоббсовская война "всех против всех" - это и есть последняя социальная мудрость, и старается действовать в соответствии со своим понимаем Гоббса и наоборот марксизму. Хотя еще никто не доказал, что все то, что проклинал марксизм, и в самом деле является добром. Маркс нарисовал карикатуру, и именно эту карикатуру россиянец сегодня воспринимает за истинное буржуазное общество, в которое он так настойчиво стремится и которому так пошло и по-плебейски позорно стремится подражать.  И этот "марксизм наоборот" сидит в головах не только простых россиянцев, но и говноэлитки.

- Религия  - опиум для народа? Отлична! Как был прав Маркс, как он глубоко узрел роль религии! А ну-ка иди сюда, поп недобитый. Будешь теперь народ опиумом опаивать, укреплять наше буржуазное общество ? Понял, гы-гы?

- Так точно, товарищ-господин! Это мы умеем, хе-хе, - отвечает ему советский поп с хорошими связами в ЧК и успешным табачным бизнесом,  - Уж чего-чего, а опаивать и отравлять мы умеем, по заветам Никодима Рогова действуем! Повысим эффективнось молодежной политики и в модернизацию тоже впишемся!

- Ты уж постарайся. Не будет эффективного опаивания быдла - пустим в расход, как наши деды-чекисты в вами поступали, гы-гы-гы.

70 лет людям мозги уродовали, что вы хотите? В результате и получился тот самый россиянец  - олигофрен или законченный подонок.            

Русская Голгофа (2)

Русская Голгофа

Впрочем, говоря об инфантилизме русского общества, было бы упрощением утверждать, что этот инфантилизм  есть порождение только советского периода. Инфантилизм советского человека - это переработанная и замороженная крестьянская культура, конечно.  80 процентов населения дореволюционной России составляло крестьянство. Оно и стало основой "советского народа". О какой социальной или тем более политической зрелости тут можно говорить? Вчерашние крестьяне вдруг стали инженерами, военными, учеными, писателями, пропагандистами и партийными и государственными деятелями. Они внесли в советское общество много русской доброты, порядочности, патриотизма и самоотверженного труда - то есть всего того, на чем только и держалось советское общество все эти годы. Но социальной и политической зрелости ожидать от вчерашних пахарей как-то странно.

В этом состоит главная трагедия 20 века русской истории и революции. Безусловно, революция стала для огромного числа людей символом освобождения. Россия грезила революцией. После отмены крепостного права и александровских реформ огромный народный пласт, до того почти обездвиженный петровским государством, сдвинулся с места, и Россия стремительно рванула вперед. Это глупости, когда говорят, что накануне революции Россия впала в деградацию и распад. Началось разложение дворянской культуры, декаденс проник в чиновнический класс, состоявший из того же дворянства - и подобные процессы наблюдались повсюду в Европе (вспомните Шопенгауэра или Ницше). Но Россия в целом за постреформенные годы совершила невиданный рывок вперед. И причиной революции стала вовсе не отсталость России, а чудовищная разорванность между подавляющим числом населения, состоявшего из крестьянства, и тонкой управленческой дворянской прослойкой, которая оказалась не способной провести модернизацию общества - во многим из-за страха перед народом и желанием сохранить свое положение.  И все это прекрасно понимали - почитайте, о чем писала интеллигенция того времени. Разрыв между русским крестьянским народом и его дворянской элитой, идущий от петровских реформ, был самой мучительной язвой русской нации того времени, которая и погубила Россию. 

И  в этом заключен парадокс революции начала 20-го века. С одной стороны, она носила черты революции национальной, но, поскольку 80 процентов нации составляло крестьянство, революцию возглавило антинациональное антирусское меньшинство, куда более зрелое в социальном и политическом плане. И вместо национального освобождения русская нация получила новое закрепощение, а крестьянские наивные социальные формы стали формой для закрепощения всей нации - в том числе и для городского населения, во многом к тому времени состоявшему из тех же вчерашних крестьян. Ну, а национальная элита, совершив самоубийство через предательство Царя, была попросту уничтожена. 

Вот так и сложился "советский народ": абсолютно неподготовленное к политическому и социальному творчеству,  лишенное своих корней и своей элиты русское крестьянское большинство - и абсолютно чуждое, русофобское, изощренное в социальном терроре антинациональное меньшинство.

Русская национальная революция не состоялась. Она приняла совершенно уродливые формы и привела к  уродливым результатам. А, значит, и русская нация не состоялась. Русской нации до сих пор нет.