November 15th, 2010

Позор России

Позавчера написал по поводу либералов:

Я не знаю ни одного либерала, который не был бы открытым врагом русских и которого можно было бы назвать адекватным

Про генетическую местечковую интеллигенцию, думаю, ничего говорить не надо - их жуткая русофобия является едва ли не единственным, что составяет их политическое кредо. Речь не о Синагоге, а о русских либералах. Этнически русских либералах. Как ни странно, такие тоже иногда встречаются.

Понимаю, что  для самих либералов такое деление по национальному признаку покажется кощунственным - ведь космополитизм и юдофилия с давних времен считаются чуть ли не обязательными требованиями для причисления себя к русской интеллигенции. Но как русский националист, я в данном случае могу себе позволить не внимать воплям самих либералов, протестующим против такого разделения. В конце концов, лучшие русские люди - от Достоевского до Бунина и Менделеева  - этих  интеллигентских верований не разделяли и к интеллигенции не принадлежали. Что не мешало им жить, творить и мыслить. 

Сапожник - как раз из таких русских либералов. Многие подозревают в нем полукровку-еврея, но мне кажется, что это не так. Я рассматриваю его как русского либерала. Вчера между нами состоялся интересный обмен мнениями, который заставил меня задуматься о феномене русской интеллигенции. Не только либеральной. Поводом послужил пост Сапожника относительно заметки Быкова-Зильбертруда о творчестве С.Есенина. 

Ничего нового Быков не написал, выдал очередную еврейскую гнусность о С.Есенине, упрекнув весь современный российский социум (то есть читай=русских) в любви к этому пьянице и хулигану и усмотрев в ней упоение русских своим падением и склонность к уголовной синтементальности.  В общем, обычный еврейский замес из ненависти к Есенину и упреков и оскорблений в адрес русских. Именно за такие замесы жидов повсюду били по морде и гнали вон. Мы как-то уже даже привыкли к этой постоянной унылой работе евреев по искажению нашего сознания и национальной культуры. А о глубокой и какой-то нутряной ненависти евреев к С.Есенину я знаю еще по школе - у нас учительница по литературе была еврейкой, и при упоминании  имени Есенина у нее каждый раз очень нехорошо менялось лицо. Зато при упоминании Мандельштама, Пастернака и Бродского, она видимо преображалась, ее лицо принимало восторженный вдохновленной вид, а глаза закатывались куда-то вверх - то ли к небу, то ли просто к потолку. Именно эта учительница литературы заставила меня всерьез задуматься о степени  развитости национального чувства у евреев.

В общем, ничего любопытного в самой заметке Быкова нет. Пишет себе и пишет еврейский русскоязычный литератор о русской литературе. Удивила какая-то лакейская готовность русского либерала Сапожника поддержать и растиражировать любую русофобскую гадость и гнусность, выданную евреем о русских. Удивляет русофобия русских либералов.

Сапожник - человек неглупый, немолодой и хорошо воспитанный. Склонен по роду деятельности к аналитической работе. Но как только дело доходит до национальных отношений в русле русско-еврейского противостоянии, или просто русскости как таковой, что-то дикое и  гнусное лезет прямо изнутри. Кажется, сказать гадость о русских  - о русской истории или литературе или обществе - доставляет нашим либералам какое-то низменное удовольствие. Даже не так: эта гнустность и эта русофбия (и это чувствуется) составляет для наших либералов что-то вроде символа веры. Когда либерал и интеллигент извлекает изнутри очередной пук о русских, он словно бы заставляет себя снова и снова присягнуть на верность идеалам русской интеллигенции и либерализма (под интеллигенцией я в данном случае понимаю  классическое определение, данное век назад еще в "Вехах"). То есть исповедание русского либерализма и русской интеллигенции неизбежно включает в себя русофобию. Она, эта русофобия, гнусна, неприятна, а для этниччески русских интеллигентов еще и противоестественна. Но либерал снова и снова выносит на мир свои русофобские суждения, отлично понимая, что говорит гнусности и гадости. Иначе он не может - символ веры требует постоянного исповедания и повторения, а русофобия, как я уже сказал, является важнейшим членом либерального интеллигентского символа веры.    

Это объясняет отчасти, и почему в русской интеллигенции сохраняется такой пиетет к евреям,  доходящий до открытого лакейства и заискивания. Со стороны все это смотрится не менее отвратительно, чем либеральное исповедание интеллигента: человек, принадлежащий к русской культуре, и являющийся прямым ее наследником и продолжателем, стоит на полусогнутых ногах и заглядывает в рот людям, которые только в 20-е гг. прошлого века стали массово переходить с идиша на русский. Жалкое зрелище. Но вот именно поэтому классической русский интеллигент и стоит на цыпачках перед еврейским хамом, что ценит в нем, еврее, его естественную и яркую ненависть к русским. "А я так не могу. Я так не умею". И это правда. Так ненавидеть русских и все русское, как евреи,  только немногие из русских умеют. Трудно идти проив природы. А для еврея здесь, напротив, все очень и очень радостно и естественно. Такую статью, как Быков, чтобы вот так вот интеллигентно, весело и "востро" нахамить русским, ни один эnнически русский интеллигент не сможет написать. За что и ценит еврея русский интеллигент ака зеницу очей. 

И все это ведь не ново.          

(продолжение следует)

Позор России (2)

Позор России

Все это не ново. Те, кто изучал судьбы русской интеллигенции, наверняка знают, что юдофильство было принято на свои знамена русской интеллигенцией практически с самого начала проникновения евреев в ряды этой самой интеллигенции. Тогда, правда, никто еще не знал, чем все это закончится для русских и что ждет русских в 20 веке. Достоевский и другие зоологические антисемиты, делавшие русскую культуру и русское государство, били в набат, сразу осознав, какая страшная угроза исходит от этих неряшливых, плохо говоривших по-русских выходцев из местечек.

Но зоологические антисемиты делали культуру, а русская интеллигенция занималась совсем другим - она делала "русскую революцию". И для них местечковые фанатики, в которых ненависть к самодержавию, православию и тысячелетней "тюрьме народов" так естественно сочеталась с ненавистью вообще ко всему гойскому, бережено воспитанной и взлелеянной в традиционной еврейской среде, -   эта еврейская ненависть была для дела революции очень кстати. Началась длинная череда размазывания фарисейских гуманистических соплей,  высоконравстенных дискуссий о том, как облегчить путь несчастных  и забитых евреев в ряды русского общества и интеллигенции. Дошло до того, что в моду даже вошло усыновление еврейских детей - так, например, М.Горький усыновил брата Якова Свердлова. Ну, а апофеозом стало дело Бейлиса, когда все русское интеллигентское общество горой встало на защиту еврейского изувера-хасида. Розовые сопли текли ручьями во всех интеллигентских салонах. А что делать? Для революции нужны были кадры, и еврейство давало такие кадры в массовом количестве. 

Усыновили. Потом эти детки подросли и вырезали русскую интелигенцию подчистую  ("за Кишинев!"),  торжественно заняв ее место и объявив себя продолжателями славных традиций русской интелигенции. Максим Горький униженно просил прислать ему "ыщо сто рублей" у еврейского интеллигента Генриха Иегуды (Ягоды), ставшего носителем идей нового государства. А теперь Сапожник вот радостно и униженно носится с очередным высером очередного еврейского интеллигента по поводу русской литературы.

Истоки и смысл антирусской революции

Конечно, cудьбы русской интеллигенции интересны не сами по себе, а в контексте русской истории последних двух веков. Можно сколько угодно плеваться, морщиться и ругаться от того несуразного ужаса и глупости, которую сотворила русская интеллигенция, но нельзя не признать, что историю России 19-20 веков вне судеб интеллигенции понять невозможно.

Ведь Совдепия - это было государство интеллигенции. Профессиональные революционеры были типичными пресдтавителями интеллигенции. Они и составили костяк партии большевиков и революции в целом.

Идея Совдепии - это идеи интеллигенции. Сама Совдепия во многом была чисто интеллигентстким проектом, когда самые абстрактные и утопические идеи коммунистического толка стали реализовываться в жизнь. Кровь лилась рекой, Россия страшно корчилась под пытками на революционной дыбе,  - но как могла быть иначе, когда огромную страну ломают через колено для реализации интеллигентских фантазий и утопий? Всесветный советский бардак - это результат воплощения идей интеллигенции в жизнь.  Революция впитала все самое худшее, все самое разрушительное и гнилое, что было в дореволюционной России, и с энтузиазмом и энергией еврейских фанатиков начала реализовывать этот ужас в жизнь. 

Так что, говоря о будущем России, нужно хорошенько понимать, где мы находимся и через что нам пришлось пройти. Такого масштаба изуверства и разрушительности эксперимента история не знала. Особенно в области общественного сознания и социальной психологии. Пожалуй, можно кивнуть на  США, которые так же почти с самого начала строились как идеальный проект  - либерально-масонский. Но во-первых, проект отцов-основателей базировался на сложившихся в к тому времени реалиях и не был столь радикально-утопичным. Во-вторых, у США не было многовековой истории и традиции за спиной, которые нужно было для реализации проекта выкорчевывать с кровью. Наконец, самое главное -  цели проектов были  совершенно различные. Проект США строился как продолжение евроейский традиций Нового Времени эпохи Просвещения. Прокт Совдепии строился в первую очередь для унчитожения исторической России и превращения ее в колонию Запада.
 
И вот здесь самое время поговорить о целях русской интеллигенции и о ее роли в русской истории. То есть поговорить о русской истории как таковой. 

(продолжение следует)