February 11th, 2013

Об ответственности совков за советские преступления (9)

Так вот, что касается судебного разбирательства относительно конкретных советских преступлений и в отношении конкретных советских преступников. Как обстоит это дело на данный момент? Известно, что в свое время - а именно, после доклада Хрущева на 20-м съезде КПСС "О культе личности и его последствиях" в 1956 году - были озвучены некоторые факты о преступлениях "сталинского режима", и от имени Партии эти преступления были осуждены. После этого ЦК КПСС было принято постановление "О преодолении культа личности и его последствий", на основании которого были приняты некоторые меры идеологического и правового характера. В частности, были пересмотрены некоторые уголовно-политические дела, а осужденные (и казненные) по этим делам были "реабилитированы". Сам Сталин подвергся критике со стороны своих товарищей, его обвинили "в отходе от ленинско-сталинских норм", в создании "культа личности" и некоторых других прегрешениях перед Партией и Правительством. В результате Партия попыталась отмежеваться от своих преступлений сталинского периода, а труп самого товарища Сталина-Джугашвили в ночь с 31 октября на 1 ноября 1961 года вынесли из Мавзолея и захоронили у Кремлевской стены.

Какое все это имеет отношение к осуждению совершенных в период правления Сталина советских преступлений? Да никакого. Весь этот гнусный советский балаган, устроенный Партией во главе с Хрущевым, вообще нельзя принимать всерьез. Ясно, что вся эта комедия нужна была советским преступникам для того, чтобы сокрыть как свои личные преступления, так и преступный характер их Партии и всей советской власти. Преступная организация (в коей на тот момент состояли ближайшие сподвижники "осужденного" преступника, лично замешанные в "осуждаемых" ими преступлениях, включая Хрущева) "осудила" своего бывшего главаря и попыталась таким образом спрятать "концы в воду". Конечно, это замечательно, что в ходе этих телодвижений Партии были озвучены некоторые факты и документы - и все они могут быть приняты в рассмотрение в будущем. Но никакого правового и политического значения хрущевское "развенчание культа Сталина" сегодня иметь не может. Не может преступная организация судить себя саму и свои преступления. Это, знаете, как если бы Геббельс с Гиммлером и другими товарищами осудили бы товарища Гитлера за "отход от гитлеровских норм и истинного учения национал-соцализма". Смешно просто.

Хрущевское "развенчание культа Сталина" было чисто внутрипартийным мероприятием, оно носило чисто пропагандистский характер, а большинство преступлений предыдущего периода либо вовсе не были осуждены (не только ленинского периода, но и сталинского), либо им была дана идейно-политическая, а не судебно-правовая оценка (причем с позиций все той же Партии и ее идеологии). Конечно, для Совдепии и советской истории 20 съезд КПСС имел огромное значение. Но сами по себе все эти мероприятия советских преступников из советской преступной организации сегодня не могут иметь никаких правовых и политических последствий, ибо преступный характер советской власти и советского строя в полной мере был сохранен, а многочисленные преступления советского режима так и не были должным образом расследованы и осуждены. И это еще только предстоит сделать.

Все то же самое в значительной степени можно сказать о схожих процессах, наблюдавшихся в период перестройки. Тогда в 1987 году после XIX Всесоюзной конференции КПСС под руководством Яковлева была создана комиссия Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями 1930-1940-х и начала 1950-х годов. В результате деятельности этой комиссии были опубликованы некоторые ранее засекреченные документы, начался пересмотр некоторых дел и приговоров сталинского времени и "реабилитация" неправосудно осужденных. Все тот же преступник снова взялся рассказать народу и миру о некоторых своих прошлых "грешках" и примерно по тем же мотивам.

Но ведь суда над КПСС так и не было. И не было суда над ЧК-КГБ-ФСБ. А большинство преступлений советского режима, начиная с 1917 года, до сих пор так и не расследованы и не осуждены, и множество документов по этим преступлениям по-прежнему хранятся за семью печатями в советских и чекистских архивах.

Что касается всех этих советских "приговоров" и "реабилитаций". Известно, что большинство приговоров политического толка советского режима было вынесено на основании сфальсифицированных дел и ложных обвинений (ну, собственно, это и сегодня так, и что такое "советское правосудие", можно понять и по путинской Эрэфии). То есть людей осуждали, скажем, "за шпионаж в пользу японcкой или немецкой разведки", но обвинения эти были ложными, а признательные показания выбивались с помощью пыток. Оставим пока за скобками правовой момент относительно тех советских "законов", на основании которых выносились приговоры, и тех "судебных органов", которые выносили эти приговоры. Речь сейчас не об этом.

Речь о том, что множество советских преступников и палачей - тех же чекистов и партийных деятелей - были в свое время осуждены и казнены по ложным обвинениям. И вот в ходе хрущевского "развенчания культа Сталина" и горбачевской перестройки некоторые из этих деятелей были "реабилитированы". Что это означает? Что они не были японскими шпионами? Ну, замечательно. Но ведь это никак не отменяет того факта, что они совершали преступления и участвовали в преступной деятельности советского режима. А если некоторые из них - как, например, Ежов или Ягода - так и не были "реабилитированы", означает ли это, что приговоры, вынесенные в свое время в отношении этих лиц, были правосудными, а обвинения, по которым они были казнены, не были сфальсифицированы?

Скажем, того же Ежова казнили в 1938 году по обвинению в подготовке государственного переворота и терактов, а также в мужеложестве. Ягоду казнили в том же 1938 году по обвинению в совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», а затем ещё обвинили в «связях с  Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского заговора в НКВД, подготовке покушения на Сталина и Ежова, подготовке государственного переворота и интервенции». Плюс, конечно, к делу приобщили кучу порнографической литературы и даже резиновый половой член. И ни тот, ни другой не были "реабилитированы"  - о реабилитации Ягоды речь вовсе не шла, а относительно Ежова Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в 1998 году приняла решение, что реабилитации он не подлежит. Причем формулировки были следующие:

Ежов… организовал ряд убийств неугодных ему лиц, в том числе своей жены Ежовой Е. С., которая могла разоблачить его предательскую деятельность.
Ежов… провоцировал обострение отношений СССР с дружественными странами и пытался ускорить военные столкновения СССР с Японией.
В результате операций, проведённых сотрудниками НКВД в соответствии с приказами Ежова, только в 1937—1938 гг. было подвергнуто репрессиям свыше 1,5 млн граждан, из них около половины расстреляно.

Из Определения № 7 н — 071/98 Военной коллегии Верховного суда РФ.


Так вот как понимать весь этот советско-россиянский правовой балаган и судебную порнографию, спрашиваю я? Готовил ли товарищ Ягода государственный переворот или нет? И если да - то почему некоторые другие советские деятели со схожими обвинениями впоследствии были реабилитированы, а если нет - то почему товарищ Ягода до сих пор не реабилитирован? Состоял ли товарищ Ежов в "фашистской троцкисткой организации" и готовил ли он интервенцию? Может ли "связь" с товарищами Троцким, Рыковым и Бухариным быть основанием для приговора? И если Военная коллегия Эрэфии уже в 90-годы занималась расследованием дела Ежова, то почему с него не были сняты заведомо ложные, абсурдные и неправосудные обвинения, и были выдвинуты новые, по сути столь же дикие? Что такое "провоцирование обострений отношений СССР с дружественными странами"? Я плохо понимаю, чем эта формулировка Верховного суда Эрэфии с правовой точки зрения отличается от сталинских? Да и какое вообще дело суду Эрэфии  - как  бы совсем другого государства - до того, чего там провоцировал в свое время товарищ Ежов?  

Так получается, что советские товарищи послесталинского и россиянского времени решили, что товарищи Ягода и Ежов были нехорошими товарищами и все же какие-то преступления они совершили, хотя вовсе не те или не совсем те, за которые их в свое время расстреляли. Но расстреляли - и хорошо. Правильно, что расстреляли. А кого-то расстреляли по схожим обвинениям, но они были впоследствии реабилитированы  - как, например, некоторые чекисты, которые работали под началом Ягоды и Ежова. То есть они были совсем ни в чем не виноваты и никаких преступлений не совершали?

Из сказанного видно, в какой балаган и издевательство над самим понятием права превратили советские-россиянские все эти мероприятия по расследованию советских преступлений и последущих "реабилитаций". Как сталинские суды и приговоры, так и последующие советско-россиянские реабилитациии и неребиалитации  - все это какой-то балаган, который к праву и правосудию вообще никакого отношения не имеет. Поэтому всю эту деятельность советского и россиянского режима относительно советских преступлений и наказаний даже всерьез воспринимать смешно. Сплошная цыганщина и сплошной правовой беспредел.

Об ответственности совков за советские преступления (10)

Понятно, откуда возникают все эти гримасы советско-россиянского "правосудия". Дело здесь даже не в том, что никакого "правосудия" в Совдепии-Эрэфии никогда не было и нет (а есть только какой-то призрак и карикатура на всякое правосудие). Проблема состоит в том, что пока не осужден советский режим в целом, и пока не расследованы преступления этого режима и его главных организаций - Партии и ЧеКи, никаких внятных правовых и судебных определений возникнуть не может в принципе. Ведь пока этого нет - остается неясным, за что же именно все-таки казнили Ягоду и Ежова, и почему их так и не реабилитировали, несмотря на абсурдность выдвинутых против них обвинений и явную фальсификацию их дел. 

Скажем, в цитированном выше определении Верховного суда Эрэфии звучит формулировка, что Ежов повинен в том, что "в результате операций, проведённых сотрудниками НКВД в соответствии с приказами Ежова, только в 1937—1938 гг. было подвергнуто репрессиям свыше 1,5 млн граждан, из них около половины расстреляно". То есть здесь уже речь идет о действительных преступлениях советского режима. Но пока сам этот советский режим не признан преступным (как и та организация, которую воглавлял Ежов), состав преступления товарища Ежова остается неясным. Ну репрессировали, и что? Расстреляли, да. Но ведь это было сделано официальными советскими органами по советcким законам и по приказу официальной политической власти Совдепии. В чем здесь состоит криминал?

Проблема-то здесь проста, и она состоит в том, что сам советский режим был преступным. Партия отдавала преступные приказы, а ЧеКа-ОГПУ-НКВД выполняла эти преступные приказы. Вот и все. Все ясно и предельно понятно, даже ребенку. И ситуация здесь ничем не отличается от ситуации с нацистским режимом и теми подвигами, которые совершали нацисты в Германии и в Европе. Но нацистский режим в ходе Нюрнбергского процесса был признан преступным, как и некоторые его учреждения, непосредственно причастные к нацистским подвигам. Поэтому никаких глупостей, подобных советско-россиянским, в ходе этого процесса при осуждении нацистских преступников не возникло и не могло возникнуть. А Верховный суд Эрэфии пишет определение, согласно которому товарища Ежова нельзя реабилитировать потому, что он женушку пришил (обычная уголовщина) и "провоцировал друзей СССР",  - отношения с дружественными странами, понимаешь, портил (полный абсурд и дикость). 

Но сделать этот ясный и понятный шаг  - осудить советский режим и его организации - советские-россиянские ну никак не могут. Ибо они сами - и есть этот преступный режим. А чекисты так и вовсе на той же Лубянке сидят, под теми же портретами Ягоды и Ежова. И, кстати, по тем же самым причинам они даже мумию Ленина с Красной площади убрать не могут. Убрать Ленина  - значит, признать преступность советского режима, если не правовую, то хотя бы политическую, и если не прямо, то хотя бы молча. Нельзя. Мало ли, что из этого нехорошего получится. Боятся твари советские. Боятся до сих пор рассказать России и миру о своих прошлых и нынешних преступлениях. Вот почему для Путина мумия Ленина - это "святые мощи", а вовсе не потому, что Мавзолей-зиккурат какой-то магической черной силой обладает. Силой он, может, и обладает, но сила эта не колдовская-магическая, а политическая, и на этом зиккурате весь нынешний преступный россиянский режим держится со всеми своими беззакониями и преступлениями. И любой советский-россиянский деятель (особенно из чекистов) это жопой чувствует и всем своим гнусным уголовным советским нутром понимает.

Но самое паскудное во всех этих советских хрущево-горбачевско-россиянских африканских плясках вокруг советских преступлений, приговоров и реабилитаций  - это не то, что советские преступники были осуждены и казнены по нелепым и непонятным приговорам, а не за те реальные преступления, которые совершали. И даже не то, что многие советские преступники впоследствии были реабилитированы. Самое паскудное, что советские-россиянские настолько смешали палачей с их жертвами, что отделить их порой очень трудно.

О, жертвы и палачи  - это особая советская тема, любимая! Можно сказать, в этом вся советская поэзия. Проханов так и сегодня часами может на эту тему с горящим взглядом говорить. А тут еще советская шизодисса с вечной скорбью в глазах и интеллигентскими вздохами-пуками. "Все так сложно и запутано, и время было непростое. Не нам судить. Тогда жертвы становились палачами, а палачи - жертвами".

Так вот не надо всей этой советской иезуитской чекистско-интеллигентской поэзии, товарищи советские, не надо. С правовой точки зрения здесь тоже все очень понятно, и никаких проблем здесь быть не может. А то, что вчерашние советские палачи иногда потом сами становились жертвами (как те же Ягода и Ежов), еще не снимает с них ответственности за совершенные ими преступления, и никак не уравнивает их с теми, кто никаких преступлений не совершал и кто стал жертвой советского преступного режима. Какие здесь могут быть проблемы и непонятки? Оставьте всю эту духоносную советскую дрянь для таких же советских  - про жертвы, искупление вины и все прочее. Есть преступление - есть суд  и наказание. Есть те, кого советские убили не за что не про что, а есть те, кто сам участвовал во всей этой кровавой советской вакханалии и потом попал под советский молох. И уравнять первых со вторыми - невозможно.

В чем был виноват перед советскими Федор Иванов, например, который с 16 лет ходить не мог и был прикован к постели? За что вы его убили? За то, что вeрующие люди любили его за кроткий нрав и смирение? В этом он перед вами провинился? Приревновали к товарищу Сталину, что ли? И как можно этого человека, вами убитого по нелепому обвинению и приговору, приравнивать к советским выродками и палачам, вроде Ягоды и Ежова, у которых руки по локоть в крови?

Ну как так можно, товарищи советские, как так можно...Вы же в своем советском безумии уже хуже зверей, если такие простые вещи понять не можете. Собака - и та на доброе слово отзывается. А вы калеку смиренного убили, и теперь хотите его к своим советским палачам приравнять. 

Об ответственности совков за советские преступления (11)

Таким образом, никаких принципиальных правовых трудностей для расследования конкретных советских преступлений, совершенных конкретными советскими преступниками, не существует. Такие трудности возникают только в том случае, когда отдельные преступления советчины расследуются без осуждения советского режима в целом и его основных организаций. Вот здесь неизбежно начинается советский ширли-мырли и цирк шапито, со всеми этими советскими приговорами, "осуждением культа", "десталинизациями", "осуждением волюнтаризма", последующими "реабилитациями", "возвращением к ленинским нормам" и всем прочем, что мы наблюдаем на протяжении всей советской истории вплоть до сегодняшнего дня.

Но как только советский режим признан преступным, и как только признаны преступными отдельные советские организации - все немеделенно встает на свои места. Трупы есть? Есть. И не один, а много. Миллионы убитых, ограбленных и искалеченных. А виноватых нет. Так не бывает. Если есть трупы и потерпевшие - преступление налицо. И дальше предстоит только квалифицировать состав преступления, расследовать его и установить виновных в совершении этого преступления. 

Понятно, что советские товарищи, совершавшие наиболее жуткие преступления советчины, уже давно парятся в аду, и мы не можем посадить их на скамью подсудимых, как это было сделано во время Нюрнбергского трибунала с нацистскими преступниками. И даже приговор вынести им нельзя. Но ведь от того, что во время Нюрнбергского трибунала ни Гитлер, ни Геббельс, ни некоторые другие нацистские преступники формально осуждены не были, они не перестают быть преступниками. Их нельзя наказать - ибо они вовремя ушли от наказания, пустив себе пулю в лоб или приняв цианистый калий. Но если преступление раскрыто и установлены виновные и причастные к нему, то этого, в общем, вполне достаточно.

Ну, скажем, что касается этих двух чекистских педерастов - Ягоды и Ежова. Их престуление ведь состояло не в том, что они участвовали в троцкистко-фашистских заговорах, "имели связи" с Троцким и Бухариным. И даже не в том, что они "портили отношения СССР с дружественными странами". Их преступление состоит в том, что они возглавляли преступную советскую организацию - ЧеКу, и совершили множество частных преступлений, по сути участвуя в терроре советской власти против населения. Ну так и надо расследовать именно эти их преступления, как часть преступной деятельности всего советского режима. Причем здесь вопрос об их реабилитации или нереабилитации? С этим они пусть в аду с товарищем Сталиным разбираются, а нам вся эта советская правовая вакханалия мало интересна.

Гораздо важнее вопрос о том, на основании какой правовой базы и по каким обвинениям должен быть осужден советский режим и его организации. Скажем, во время Нюрнбергского процесса против нацистского режима было выдвинуто четыре главных обвинения:

1.  Планы нацистской партии.
2.  Преступления против мира.
3.  Военные преступления.
4.  Преступления против человечности.

И уже далее рассматривались отдельные преступления по этим обвинениям.

С юридической точки зрения, как отмечают некоторые правоведы, этот процесс безупречным не был. Ну, скажем, существенно осложняло дело участие в этом процессе советских представителей, судей и обвинителей. В самом деле, ситуация, когда нацистскому режиму предъявлялось обвинение в преступлениях против человечности и рассматривалась деятельность этого режима по созданию системы коцнлагерей и уничтожению людей, а подготовкой этого процесса от советской стороны занимался товарищ Вышинский - такая ситуация выглядела странно. Ведь это был тот самый Вышинский, который в 30-е годы занимал в Совдепии дожность "государственного обвинителя" и был самым непосредственным образом замешан в сталинском терроре. Но других прокуроров и юристов у товарища Сталина для товарищей Черчилля и Рузвельта не было, и у всех этих сталинских соколов, конечно, руки были по локоть в крови. И англичанам с американцами пришлось с этим смириться, ибо по политическим причинам устранить Совдепию со всеми ее палачами от участия в процессе было невозможно.

С другой стороны, при рассмотрении вопроса о военных преступлениях нацистского режима, было выдвинуто обвинение в уничтожении немецкой авиацией советских и британских городов и в гибели множества мирного населения во время этих бомбардировок (это обвинение, в частности, было предъявлено Герингу). В то же время известно, что подобные бомбардировки проводили и союзники - скажем, бомбардировку Дрездена. Геринг в тот момент хорошо знал о последствиях этих бомбардировок немецких городов и пытался даже защищаться - но, естественно, это ему не помогло. Тут уж никуда не  денешься  - проводили трибунал победители в войне, и это, безусловно, наложило свой отпечаток на весь процесс, сделав его далеко не безупречным с правовой точки зрения. 

Как бы то ни было, при всех своих особенностях и недостатках, Нюрнбергский трибунал с правовой точки зрения и сегодня может служить если не образцом, то ориентиром для любых подобного рода процессов над преступными политическими режимами. И, конечно, этот опыт нужно учитывать при осуждении того самого режима, который во время Нюрнбергского трибунала по прихотям истории оказался среди участников процесса - но не в качестве обвиняемого, а обвинителя. Тогда советский режим не был осужден, и сам выступал в качестве "обвинителя". И эту ошибку истории нужно исправить.  

Все, приплыли?

Согласно известному в западном католическом мире пророчеству св. Малахии, нынешний Папа Бенедикт XVI является предпоследним Папой в истории Католической Церкви. А стало быть, следующий - последний. О нем св. Малахия предсказывает:

Во время последних гонений Святой Римской Церкви воссядет.
Пётр Римлянин, который будет пасти овец среди множества терзаний;
по свершении чего город семи холмов будет разрушен,
и Судия страшный будет судить народ свой.
Конец.


То бишь  - все. Финита. Конец света и Второе Пришествие... 

В последние времена живем, братья и сестры. Так-то. Некоторые из ныне живущих еще при жизни Страшный Суд встретят.