February 22nd, 2013

Что такое советчина?

Ну, что касается совков, то с этим вопросом мы более-менее разобрались. Мое определение совка, в сущности, идентично определению Энцеля: совок - это тот, кто считает своей Родиной Совдепию, а историю Совдепии считает историей своей страны. Отсюда вытекает апология советчины как основная форма проявления советского сознания. Совки не мыслят себя вне Совдепии, советской истории, советской жизни и советских ценностей. И когда совок Корнев признается, что советчина является частью его существа, мы должны понимать, что это действительно так: большинство совков родились и выросли в Совдепии, в советском социальном и идейном мире, впитали в себя большинство советских ценностей, и просто так расстаться со всем этим для них очень сложно, чаще всего - почти невозможно, так как советчина стала для них не только частью биографии, но и их самих, всего их существа.

Защищая и превознося советчину, совки тем самым защищают самих себя, свой советский мир, свою советскую идентичность, которая является частью их самих. Вопрос лишь в том, как далеко готовы зайти совки в этой своей апологии советчины: кто-то мелко врет, что в Совдепии был рок-н-ролл (мы тоже люди!), кто-то доходит до оправдания наиболее диких и страшных преступлений советчины и даже их восхваляет (а в Америке негров линчуют! а Иван Грозный и Ирод Окаянный тоже людей мучали!). Совки готовы до бесконечности спорить, мелко врать, передергивать, подтасовывать факты - и все это лишь для того, чтобы представить Совдепию в позитивном свете и нивелировать уродливую суть советчины со всеми ее ужасами, преступлениями и маразмом.

Потому что Совдепия - это их Родина, не только физическая, но и духовная, и никакой другой Родины у них нет. Для совка Ленин и сталинская индустриализация - это свое, родное, что всегда будет для них бесконечно ближе и понятнее, чем дореволюционная Россия. Россия до 1917 года - это для любого совка что-то чужое, бесконечно делекое и непонятное, что он может воспринять только формально, как часть истории России, предшествовавшей Совдепии, и что не вызывает у него ни живого интереса, ни сочувствия, ни чувства сопричастности к этой России и ее истории (а чаще всего вызывает либо ненависть, либо враждебные чувства - именно как нечто отличное от Совдепии, чему Совдепия пришла на смену и что при Совдепии разрушалось и проклиналось). А вот революция, комиссары, Ленин, Троцкий, Сталин, Война, Гагарин и все прочее - все это для совка уже что-то свое, родное и близкое - даже если у совка к некоторым вехам, явлениям и деятелям советской истории неоднозначное отношение.

Совок может уважать Ленина и не любить Сталина. Может любить Сталина и ненавидеть Ленина и Троцкого. Может любить Хрущева и не любить Сталина. Может любить Сталина и ненавидеть Хрущева. Как может любить Ельцина и не любить Путина или же любить Путина и не любить Ельцина. Но для совка все это - семейные разборки, домашний спор, ибо и Ленин, и Сталин, и Хрущев, и Путин - это свои, советские, часть истории его родной Совдепии. А вот Государь Николай  - это уже чужой, чаще всего ненавидимый как посторонний враг, и он воспринимается почти так же отстраненно, как немецкий Император Вильгельм или британская королева - чужая история чужой для него страны.

Кто такие совки - разобрались. И теперь важно понять, что такое советчина. Ведь совки не понимают, что в 1917 году произошел не просто разрыв с исторической Россией и "проклятым царским режимом" - а произошел разрыв с цивилизацией и культурой как таковыми. Совдепия была дикой не просто потому, что в ней совершалось множество самых жутких преступлений, а дикость и маразм стали нормой жизни - а потому что все основания Совдепии и советской жизни были дикими, извращенными и чуждыми базовых норм человеческой цивилизации, и все это насаждалось самой властью, политическим режимом Совдепии. Там были победы и достижения, безусловно, а в поздней Совдепии жизнь, конечно, приняла более-менее человеческие формы. Но это никак не отменяет того факта, что Совдепия находилась в принципе вне цивилизации и культуры, и что ее основания оставались перпендикулярны простейшим основам любого нормального человеческого общества даже тогда, когда Совдепия внешне отошла от наиболее диких своих проявлений.

И понять это важно потому, что нынешняя Эрэфия - как я это постоянно подчеркиваю - является прямым продолжением советской анти-цивилизации и дикости, а значительная часть населения Эрэфии, переименнованная сегодня из советских в россиянцев, - это все те же советские дикари. Причем это касается не только сталинистов и запутинцев, но и наших т.н. либералов. Спросите нашего среднего либерала, как он относится к царской России и Государю Николаю - и его реакция будет мало чем отличаться от реакции упоротого сталиниста с шапочкой из фольги: "ужас-ужас и там были погГомы!" Наши либералы - это те же совки, и Ленин с Троцким для них куда ближе и роднее всех русских царей и русской дореволюционной истории.

Так в чем же суть того цивилизационного и культурного разрыва, который произошел после 1917 года? Энцель кое-что по этому поводу написал, но нам, русским, это нужно осознавать предельно ясно.

Оригинал взят у enzel в post
К ОПРЕДЕЛЕНИЮ СОВКА

Совком следует называть состояние, порождённое радикальным разрывом с традициями европейской христианской цивилизации, осуществлённым в формах политико-правового и социокультурного разрыва с Российской Империей на её исторической территории. Это в частности означает, что сомнительное в отношении своей легитимности возникновение на территории б. Российской Империи новых, но вполне конвенциональных правовых государств-лимитрофов не должно квалифицироваться как проявления совка. Собственно совок, совок в его классическом виде, возникает только в результате вышеозначенного разрыва, осуществляемого во имя утопической цели создания коммунистического «государства нового типа» - стартовой площадки и хвороста для «мировой революции».

Дальнейшие реально-исторические обстоятельства бытования этого небывалого государства, обозначившие крах этой утопии, хоть и придали ему некие черты внешней конвенциональности, сделав его похожим на нормальное государство и снизив градус его инородности европейской традиции, тем не менее до сих пор не вернули его на оставленный цивилизационный путь – что возможно лишь через признание самого факта разрыва, его осуждение и формальное преодоление. Эта непреодолённость разрыва, в свою очередь, постоянно толкает к выдумыванию различных идеологий, оправдывающих его наличие, всевозможных вариаций учения об «особом пути».

Что же касается совка как человеческого типа, то это тот индивидуум, которого данное положение устраивает, кто так или иначе его оправдывает, кто видит его как норму или, во всяком случае, как нечто допустимое и возможное - а не как аномалию, препятствие для нормальной жизни, лишь по устранении которого она сможет наконец восстановиться.

Символическое же средоточие совка, самое его "сердце" и главный "бренд" - та самая невысокая ступенчатая пирамидка коричневого гранита посреди Красной площади, причём независимо даже от того, будет ли изъято её законсервированное содержимое или нет.