March 5th, 2013

Что такое советчина? (14)

Что такое советчина? (1)
Что такое советчина? (2)
Что такое советчина? (3)
Что такое советчина? (4)
Что такое советчина? (5)
Что такое советчина? (6)
Что такое советчина? (7)
Что такое советчина? (8)
Что такое советчина? (9)
Что такое советчина? (10)
Что такое советчина? (11)
Что такое советчина? (12)
Что такое советчина? (13)

Ну и завершая эту тему - не могу не коснуться национального вопроса (то есть вопроса русского, ибо главный национальный вопрос последних ста лет в России - это положение русских в Совдепии-Эрэфии). Не трудно увидеть, что советско-россиянская национальная модель является точной копией и логическим завершением их политической системы: она выстраивается как некий союз нерусских против русских. Участие в этом антирусском союзе - то есть неуважение к русским, любая форма русофобии, демонстративное противопоставления себя русским, неприятие русских и всего, что с ними связано - при этом также всячески поощряется властью: и негласно, и в форме вполне осязаемых пряников - от поддержки местных творческих гениев до политических и экономических преференций, вплоть до создания отдельных политических образований. Подобно тому, как советско-россиянская власть есть круговая порука коллективной уголовщины, а соучастие в этой власти сулит определенные выгоды, точно так же соучастие в негласном антирусском коллективном заговоре покупается путем предоставления нерусским определенных национальных привилегий и пряников.

Национальная модель Совдепии-Эрэфии - это точная копия всей системы советско-россиянской власти, перенесенная на национальные отношения. И цели здесь в точности те же самые, что в во всей остальной советско-россиянской политике - сохранение внеправового и внецивилизованного уголовного характера всего режима. Почему советско-россиянская власть ненавидит русских и вот уже на протяжении ста лет проводит активную политику по дерусификации России? По простой причине: русские, в понимании советско-россиянской власти, представляют для них угрозу, так как по своему прошлому и своим интересам они более остальных заинтересованы в восстановлении в России правового государства и в возвращении России к цивилизации. Это даже не политика, это запрос любого среднего русского обывателя.

А право, цивилизация и любая другая обычная человеческая нормальность для советско-россиянского режима смерти подобны, ибо этот режим как раз и есть вопиющая ненормальность - ибо он есть обычная уголовщина, а для уголовщины любая нормальность (от правовой и государственной до социальной) представляет реальную угрозу. Ну в самом деле, какой уголовник заинтересован в том, чтобы в обществе царил порядок, чтобы соблюдались законы и работали суды? Уголовник заинтересован как раз в обратном: чтобы в обществе царил беспорядок и хаос, чтобы обыватели были максимально разобщены и предавались самым диким теориям и предрассудкам. И если такой уголовник захватит власть, то он будет всеми  силами насаждать всеобщую рознь, самую жуткую дикость и мракокобесие. Вот примерно этим самым советско-россиянская власть и занимается на протяжении последних ста лет.

Проблема России состоит в том, что с 1917 года здесь нет сил, заинтересованных в восстановлении нормального цивилизованного порядка, помимо русских. В этом не были заинтересованы революционные партии, заседавшие в Советах, и поэтому они первым делом выпустили Приказ №1, с которого началось разложение армии, массовое дезертирство и формирование революционных банд. В этом не были заинтересованы февралисты и Временное правительство, ибо восстановление порядка означало бы расследование их антигосударственной деятельности - и поэтому они заигрывали с Советами и революцией, всячески затягивали выборы в Учредительное собрание, а выступление Корнилова подавили (не погнушавшись при этом поддержки большевиков, двумя месяцами ранее устроивших путч и кровавую провокацию в центре Петрограда). И, конечно, в этом не были заинтересованы нерусские, которые в условиях этого революционного бардака и уголовщины тут же поспешили устроиться за счет русских и за счет России.

Национальная политика Совдепии-Эрэфии исходит из все того же страха и опасения уголовного по своей сути режима, что восстановление правового цивилизованного государства покончит с этим режимом. И поэтому сегодня любой представитель таджикских гастарбайтеров имеет больше прав, чем русские, ибо россиянская власть его-то позовет обсуждать национальные проблемы, а русских представителей там не будет. Про кавказцев и говорить нечего - сегодня это настоящая опора всего россиянского режима, тем более ценная, что разбойничьи и дикие нравы этих народов особенно созвучны интересам уголовной по своей природе власти. И все они, как и советко-россиянская власть, заинтересованы в том, чтобы Россия оставалась диким уголовным образованием, ибо только это открывает для них возможность получать пряники за свою нерусскость.

Кремлевские пропагандисты ведь сегодня уже в открытую говорят, что Россия - это не Европа (то есть не цивилизация), а Азия, идущая от Золотой Орды. Но, конечно, Золотая Орда интересна кремлевским уголовникам не более, чем Киевская Русь. Дело здесь не в Азии и не в любви россиянского режима к Востоку. Азиатчина и ордынство  - это просто синонимы отсутствия права, гражданственности и цивилизации. То есть всего того, что мешает или может помешать уголовному по своей сути режиму существовать и дальше. Ордынство и азиатчина - это синоним советско-россиянской уголовщины, начавшейся в 1917 году и продолжающейся до сих пор. И поэтому в целях самосохранения уголовный режим будет насаждать "азиатчину" и "ордынство" - то есть все ту же уголовщину, а русских будет гнобить как носителей запроса на порядок, право и цивилизацию.

Русские здесь просто воспринимаются как сила, заинтересованная в возвращении России к цивилизации и в восстановлении нормального человеческого порядка. Без ЧеКи и колхозов, без всей этой советской трескотни и всей этой советско-россиянской дикости. Поэтому русские (и все, что с ними связано) являются для советско-россиянского режима, основанного на уголовщине, беззаконии и дикости, главным историческим и политическим врагом. И ведь уже февралисты первым делом запретили русские национальные организации. А большевики потом особенно тщательно уничтожали именно русских националистов. И нынешняя национальная политика является прямым продолжением "русской революции" - то есть торжества уголовщины и беспорядка, и поэтому русские до сих пор остаются главными врагами этого режима, возникшего из революционной уголовщины, а дерусификация России мыслится правящим режимом как главное условие своего самосохранения в будущем.

Вот в чем состоят истинные причины проводимой советско-россиянским режимом национальной политики на протяжении последних ста лет. И здесь со времен ранних большевиков при Ленине-Сталине ничего не изменилось, ибо суть режима  - как коллективной уголовщины и государственной и национальной измены России - осталась той же самой со времен "революции".

"Двенадцать"

Ну и как бы в продолжение темы. Вся суть "русской революции", как я уже отмечал, гениально выражена в коротком четверостишии из поэмы А.Блока "Двенадцать":

     Запирайте етажи,
     Нынче будут грабежи!

     Отмыкайте погреба -
     Гуляет нынче голытьба!

Я в свое время проходил в школе по курсу русской литературы творчество Блока, и даже сочинение писал по поэме "Двенадцать". Ну и кое-что почитал из "критической литературы" (советско-россиянской, конечно, другой тогда еще никакой не было). Тем не менее, один важный вопрос, связанный с этой поэмой, так и остался для меня неясным - я никак не мог понять, откуда и почему у Блока появляется Христос, которым заканчивается поэма:

     Так идут державным шагом,
     Позади - голодный пес,
     Впереди - с кровавым флагом,
     И за вьюгой невидим,
     И от пули невредим,
     Нежной поступью надвьюжной,
     Снежной россыпью жемчужной,
     В белом венчике из роз -
     Впереди - Исус Христос.

Красный (кровавый) флаг впереди - это понятно. Голодный пес позади - тоже вполне вписывается в общую картину (образ голода и мародерства). Но причем здесь Христос? Как Христос вдруг оказался с кровавым флагом во главе этой колонны из двенадцати революционных солдат-уголовников, занимающихся пьянством, грабежами и убийствами? Зачем Блоку понадобилось такое богохульство? Или это какая-то попытка примириться с революцией (которая самого Блока таки довели до цугундера - он умер в Петрограде от голода)?

А потом я понял то, о чем молчали все советские критики и литературоведы, писавшие по поводу этой поэмы: блоковский Христос - это образ Антихриста. Об этом говорит, прежде всего, имя - Исус Христос (вместо Иисуса Христа), имя не каноническо-православное, а раскольническое. При этом блоковский Христос одет в белый венчик из роз, в то время, как Христос настоящий был одет в венец терновый. Ну и шагает он, словно бы волшебник или колдун, которого и пулей убить нельзя, и разглядеть толком за вьюгой невозможно. А образ метели или вьюги - традиционный для русской литературы образ чертовщины и бесовщины, вспомните хотя бы пушкинское "Бесы":

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин...
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!

«Эй, пошел, ямщик!..» — «Нет мочи:
Коням, барин, тяжело;
Вьюга мне слипает очи;
Все дороги занесло;
Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам.



Пушкинского ямщика посреди вьюги водит бес. А блоковских двенаднадцать сквозь вьюгу ведет "Исус Христос". И это, конечно, образ Антихриста, а двенадцать революционных солдат - это апостолы Антихриста и революции. То есть у Блока относительно революции и советской власти никаких иллюзий не было - и он прямо ассоциировал Совдепию с царством Антихриста.


P.S. Тут любопытно, как образ Двенадцати всплыл в наше время, уже в Эрэфии. Я, конечно, имею в виду фильм Михалкова "12". Кто бы что ни говорил о Михалкове, но это режиссер не бездарный и к тому же приближенный к власти, а потому то, как и что он говорит, представляет определенный интерес.

Председатель

Скажем, кто-то (Святенков, кажется) относительно недавно убедительно показал, что образ Предеседателя суда присяжных, сыгранный самим Михалковым - это образ чекиста, который приставлен курировать весь процесс. Ну а 12 присяжных в таком ракурсе предстают как блоковские 12. Только теперь они уже не шествуют по улицам революционного Петрограда, совершая убийства и грабежи, а сидят в россиянском суде. Под предводительством все того же Антихриста, ага.        

В белом венчике из роз

К предыдущему. А я вот заинтересовался, что же сегодня пишут по поводу этого образа Христа в поэме Блока "Двенадцать".  И вот чего нагуглил:

Какой-то литературовед Паршев пишет:


Таким образом, появление Христа, возможно, потребовалось автору для того, чтобы, переходя последовательно от одних образов и символов эпохи к другим, показать: у революции есть будущее. Тем более, если идти туда с именем Христа. А кровь на флаге…Что ж…Христу не привыкать. В милосердии своём, в безмерной любви к людям, готов Он и на сей раз принять их грехи. Помочь им перебороть страсти, подвигнуть их на духовный подвиг. И тогда будущее – светлое и радостное, как весеннее утро – наступит. И новый, очищенный мир станет жить по новым, лучшим законам. И преобразятся «двенадцать», отбросят свои ненужные ружья, станут, и в самом деле, апостолами, провозвестниками прекрасных и светлых идей и мечтаний человечества. А «безродный» пёс отстанет, затеряется окончательно в прошлом. И только память о нём будет вечно стучать в сердцах, как пепел Клааса…


Ну да, вот примерно такую чушь я и читал в свое время в советской школе в книжках советских критиков: Христос - это "образ светлого будущего", "коммунистического преображения мира" и все такое прочее. Ну а то, что он идет с кровавым флагом во главе колонны пьяных разгульных уголовников, только что совершивших убийство - так что с того? На то она и революция.

Примерно той же версии придерживается и некто Светлана Климова в своей статье на "Татьянином дне". Правда, там оценки уже не столь однозначные, и приводятся стихи Бунина и Есенина, в которых христианские мотивы в отношении революции звучат совсем не по-советски. В частности, это есенинское:

Не тем же ль духом одержима
Ты, Русь глухонемая! Бес,
Украв твой разум и свободу,
Тебя кидает в огнь и в воду,
О камни бьет и гонит в лес.
И вот взываем мы: «Прииди!..»
А избранный вдали от битв
Кует постами меч молитв
И скоро скажет: «Бес, изыди!»

То есть для Есенина Россия революционная и советская - это страна, одержимая бесами, и никаких иллюзий на этот счет он не питает.

Хипстерско-педератический журнал Colta тоже порадовал - они этого блоковского Христа пристегнули в Пуссям: дейскать вот, даже в революции был Христос, так чего же к богохульницам привязались? Они тоже Христа исповедуют, только по-своему:


Что же нам делать, чем помочь девушкам? Повлиять на исход суда мы, очевидно, не в состоянии. Кто может, пусть повторяет их молитву или составляет свою. Главное, вероятно, быть сейчас душой с ними — с Алехиной, Толоконниковой, Самуцевич, нравятся они нам лично или нет. Быть с ними означает быть с правдой, как это ни удивительно. Бывают странные вещи. Кто и во главе кого идет в белом венчике из роз в поэме «Двенадцать»? Все помнят признание Блока: «Я сам удивился: почему Христос? Но чем больше я вглядывался, тем яснее я видел Христа».


Ну то, что наши либерасты и педерасты - авангард Антихриста, этот как бы и так понятно, отсюда и эти мотивы.

В общем, судя по всему, традиция советской критики никуда не делась, и советские-россиянские по-прежнему в блоковском "Исусе Христе" видят Христа, а не Антихриста. Ну не могут же они признать, в самом деле, что их Совдепия-Эрэфия - это царство Антихриста...

P.S. Кстати, по поводу "белого венчика из роз". Френд garden_vlad высказал мнение, что этот венчик - образ погребения. То есть впереди двенадцати идет мертвый Христос. Но мне все же представляется, что это венчик свадебный. "Се, Жених твой грядет!" - в христианстве Христос часто представляется в образе Жениха - прежде всего, Жениха Церкви. То есть в блоковской поэме через революцию (кровь, убийства и грабежи) Россия сочетается с Антихристом.