March 22nd, 2013

Проклятие Российской Империи (7)

Меня тут уже пытают, в чем же именно состояло "проклятие Петра", которое предопределило гибель Российской Империи. Ну, в общем и целом, я проблему уже обрисовал, осталось только все это как-то рационализировать и систематизировать. И если свети эту проблему к тезисам, то суть "петровских реформ" и "петровского проклятия", погубившего Россию, можно свести к двум основным вещам:

1). Порабощение России, всех ее сословий и классов, помимо дворянства, с одновременным превращением дворянства в абсолютно привилегированный класс, близкий по своему статусу к положению рабовладельцев.

2). Петровская "европеизация", ставшая важным культурно-идеологическим обоснованием всей деятельности Петра и его наследников, которая, помимо прочего, должна была закрепить и зафиксировать возникший разрыв между дворянством и всей остальной Россией не только на уровне социального или политического положения, но и на уровне ментально-культурном.

Постпетровская Россия  - это страна рабовладельческая, почти в буквальном смысле слова. Конечно, никто не называл крепостных крестьян "рабами" (разве только образно), и формально они оставались поддаными Империи. Убить крепостного, как обычного раба, дворянин формально не мог, и крепостной не был частной собственностью дворянина, как это было в Древнем мире или на рабовладельческом Юге Америки. Во всем же остальном крепостное право в России было именно обычным рабством, и положение крестьянина после Петра и особенно после Екатерины мало чем отличалось от положения чернокожих рабов в Америке. Все различие состояло лишь в том, что они формально не были частной собственностью дворянина, а считались "подданными"  - то есть ресурсом Империи - и рассматривались как коллективная собственность всего имперского дворянства.

Перед лицом дворянина-помещика у крестьянина не было никаких прав - при Екатерине даже право жаловаться крестьян на своих помещиков отменили. Если бы помещик уморил голодом всех своих крестьян - ему бы за это ничего не было. Дворянин мог назначить крепостному любое наказание (подразумевалось, что помещику от государства передана не только экономическая, но и административно-полицейская власть над крестьянином), мог его продать другому дворянину, мог устроить бордель из крепостных девок или свой театр из крестьянских "актеров". По своему положению крепостные были именно рабами.

Известен случай с помещицей Дарьей Николаевной Салтыковой, которая долгое время убивала и истязала своих крестьян (всего она убила около 138 крестьян). Салтыкова происходила из знатного дворянского рода и владела, как тогда говорили, несколькими тысячами "крестьянских душ". Большинство убийств совершила сама Салыткова - она забивала людей до смерти поленом, обжигала их кипятком, выдирала у крестьян волосы и уши, морила их голодом или выставляла на мороз. Несколько десятков людей были по ее приказу забиты кнутами до смерти ее прислугой и приказчиками. Особенно часто Салтыкова убивала крестьянских девушек, которые должны были выйти замуж.

Салтыкова
Петровское наследие  - помещица Дарья Салтыкова.

Случай с Салытковой был настолько диким и вопиющим, что против нее началось расследование. Но за массовые убийства и истязания крестьян она даже не была казнена - ее приговорили к вечному поселению в монастырской тюрьме. А само это расследование стало возможным только потому, что в начале царствования Екатерины крестьяне еще пользовались своим древним московским правом жаловаться на помещиков - очень скоро Екатерина (точнее, правившие от ее лица дворяне) это право отменили.

Но случай с Салтыковой уникальный  - как по размаху массовых убийств, так и тем, что он получил огласку. Что творилось в дворянских поместьях и что делали с крестьянам все эти коробочки, плюшкины и ноздревы - этого мы не знаем. Мы лишь знаем по скупым проговоркам из литературы, что, скажем, забавы с крестьянскими девками были у дворян нормой, а прижитые дворянами от крестьянок дети были нередкостью. Обо всем остальном, что творилось в дворянских поместьях, мы можем только догадываться. Скажем, я наслышал, что творили иногда советские председатели колхозов после сталинской коллективизации - ведь от власти председателя колхоза часто зависела жизнь колхозника. И нет никаких оснований думать, что помещики, пользовавшиеся над крестьянами властью куда большей, практически абсолютной, и будучи совершенно свободны от какой-либо ответственности, не творили нечто подобное, и что случай с Салтыковой в этом смысле был уникальным.

Ну в самом деле, почему мы должны думать, что все эти плюшкины-ноздревы-коробочки отличались какой-то высокой нравственностью и руководствовались высокими представлениями, а не могли использовать свою власть над крестьянами для утехи собственных страстей и фантазий. Всякая безграничная власть - это уже соблазн. И среди дворянства, наверное, было немало людей порочных, злых или просто психически больных, вроде Салтыковой. А после отмены для дворянства обязательной службы многие из них годами сидели в своих поместьях и умирали от скуки. И здесь уже даже самому обычному человеку будет нелегко удержаться от соблазна и не учудить что-нибудь такое со своими крестьянами, находящими в полной и безграничной его власти.

Меня, честно говоря, поражают те люди, которые пытаются доказать, что крепостное право в России после Петра не было рабством или что в этом "не было ничего особенного". Да это была вещь совершенно дикая и страшная, ставшая главной язвой России на протяжении полутора веков! Конечно, дворянин мог и позаботиться о своих крестьянах, а иногда - особо талантливых - некоторые помещики освобождали и даже давали им образование. Но это никак не отменяет дикости всего положения русского крестьянства  - положения, в сущности, рабов. Всем этим умникам я советую посмотреть фильм "Джанго освобожденный"  - там тоже некоторые негритянки-рабыни ходят в хороших платьях, на качелях качаются, их и принарядить могли для обслуживания в доме владельца. А могли - плетями до смерти забить. И положение русского крестьянина ничем по существу не отличалось от положения негров-рабов в Америке - барин мог из талантливого крестьянина личного живописца сделать, а мог заморить голодом или кнутом забить.


Давайте не будем здесь лукавить и лгать самим себе: крепостное право в России после Петра было именно рабством, самым настоящим и нешуточным. И все его отличие от обычного рабства заключалось в том, что оно рабством не называлось, и положение русского крестьянства вплоть до его отмены продолжало восприниматься как дикое и противоестественное - и не только крестьянами, но и частью наиболее совестливого и думающего дворянства.

P.S. Вот, кстати, история, демонстрирующая крепостнические нравы  - крепостная эротика, так сказать:


"Вот тебе происшествие, волос становится дыбом, о помещике, которого ты учишь быть Крезом. В Калужской губернии один (Хитров) блудил в продолжение 25 лет со всеми бабами, девками – матерями, дочерьми, сестрами (а был женат и имел семейство). Наконец какая-то вышла из терпения. Придя на работу, она говорит прочим: «Мне мочи нет, барин все пристает ко мне. Долго ль нам мучиться? Управимся с ним». Те обещались. Всех было 9, большею частию молодые, 20, 25, 30 лет. Приезжает барин, привязал лошадь к дереву, подошел к женщине и хлыстнул ее хлыстом. Та бросилась на него, прочие к ней на помощь, повалили барина, засыпали рот землею и схватились за яйца, раздавили их, другие принялись пальцами выковыривать глаза и так задушили его. Потом начали ложиться на мертвого и производить над ним образ действия: как ты лазил по нас! Два старика стояли одаль и не вступались. Когда бабы насытили свою ярость, они подошли, повертели труп: умер, надо вас выручать! Привязали труп к лошади, ударили и пустили по полю. Семейство узнало, но не рассудило донести суду, потому что лишилось бы десяти тягол (оно было небогато), и скрыло. Лакей, рассердясь на барыню, прислал чрез месяц безыменное письмо к губернатору, и началось следствие. Девять молодых баб осуждены на плети и каторгу, должны оставить мужей и детей. Как скудна твоя книга ["Выбранные места из переписки с друзьями"] пред русскими вопросами!"

Из письма М.П. Погодина Н.В. Гоголю, 6 мая 1847 г.

А сколько таких историй было в петровской крепостнической Империи, так и оставшихся неизвестными, сокрытыми за стенами дворянских усадеб?