April 21st, 2013

Русская интеллигенция как часть петровского проклятия (10)

Русская интеллигенция как часть петровского проклятия (1)
Русская интеллигенция как часть петровского проклятия (2)
Русская интеллигенция как часть петровского проклятия (3)
Русская интеллигенция как часть петровского проклятия (3-1)
Русская интеллигенция как часть петровского проклятия (4)
Русская интеллигенция как часть петровского проклятия (5)
Русская интеллигенция как часть петровского проклятия (6)
Русская интеллигенция как часть петровского проклятия (7)
Русская интеллигенция как часть петровского проклятия (8)
Русская интеллигенция как часть петровского проклятия (9)


Ну и завершая тему русской интеллигенции и ее роли в революции,  - интересное и довольно забавное наблюдение. Случился как-то в ЖЖ обмен мнениями между Галковским и Волковым-Сальери. Кажется, Галковский (на тот момент еще антисоветский и ярый апологет петровской России и ее аристократии) что-то там дул в своем духе: мол, аристократы - это особые люди, и нам, простым мещанам и интеллигентам, не понять, как же они миром правят в перерывах между завтраком и обедом, чтением газет, гольфом и еблей. Волков поддакивал, но вносил коррективы: у нас, историков, все же есть свои мЕтоды и метОды для изучения этих сверхлюдей, я такие исследования регулярно провожу.

Галковский людей, вообще говоря, не любит и мало уважает, интеллигентское самомнение у него колоссальное. Плюс традиционный для русского интеллигента и советского человека нигилизм. А тут меня удивило, с каким - не просто уважением и почтением, а с благоговейным трепетом  - он общается с Сальери. Казалось, что "Димон с ЗИЛа" сейчас на корточки присядет и к ручке Волкова припадет. У них были какие-то общие дела и, кажется, они лично знакомы, но чувствовалось, что здесь не просто уважение к собеседнику или человеку, а что-то гораздо большее.

Сначала я подумал, что это благоговейное отношение, столь не свойственное ДЕГу, связано с тем, что ДЕГ - просто литератор и любитель истории, а Волков  - все-таки доцент и профессиональный историк (и историк, надо сказать, неплохой - очень добротный средний профессионал). Примерно такой же трепет испытывает ремесленник-кустарь к профессиональному мастеровому. А потом я понял, что дело не в этом (отношение Галковского к профессиональным историкам известно). Волков ведь не просто историк, он еще и "потомственный дворянин", причем дворянин "идейный": дворянский дедушка для Волкова  - это не просто факт его биографии, ни к чему не обязывающий, а важнейший факт его мировоззрения и личного самовосприятия. Для Волкова его дворянское происхождение - это даже больше, чем для толкиенистов книги Толкиена, и, скажем, культурное наследие белоэмигратской сволочи для Волкова представляет не только научный, но и глубоко личный интерес, и в Москве Волков принадлежит к узкому кругу белогвардейцев-толкиенистов, для которых дореволюционная Россия до сих пор существует, и ее одною они и живут.

И благоговейный трепет Галковского - был трепетом перед "представителем" той самой дореволюционной аристократии. И это очень забавно. Казалось бы, нет уже давно ни дореволюционной России, ни ее дворянства, да и Волков - из дворянства самого сраненького, провинциально-поместного. Но вот поди-ка же! Даже сегодня русский интеллигент (то есть мещанин во дворянстве) в присутствии дворянина приседает на корточки и готов к ручке припасть.  А теперь представьте, как смотрели настоящие русские дореволюционные интеллигенты, эти вчерашние мещане, на настоящих дворян и аристократов своего времени. Как на богов с Олимпа! Пропасть между любым интеллигентом и дворянином была колоссальная, это были люди из двух совершенно разных миров  - даже в начале 20 века, когда граница между нижним дворянством и интеллигенцией во многом начала размываться. И какая же пропасть тогда существовала между дворянством и обычным мещанином или тем более крестьянином.

И вот эта пропасть (причем вырытая искусственно и так же искусственно существующая, ибо положение дворянства было с социальной точки зрения ничем не оправдано) и стала причиной гибели петровской России. Петровская Россия делала возникновение единой русской политической нации невозможным. И как единая Россия, она существовать не могла. Поэтому она и распалась.

Самодержавие, русское дворянство и русская интеллигенция  - вот три основные силы, которые определяли политическую жизнь петровской России. Причем самодержавие и интеллигенция стали играть свою самостоятельную роль только в 19-м веке (в 18-м веке интеллигенции еще не было, а самодержавие было восстановлено только в правление Николая Павловича  - весь 18-й век и даже в царствование Александра Павловича монархия была только вывеской над безраздельной дворянской диктатурой). И русская революция по сути была политической разборкой между этими тремя политическими силами. И только одна из этих сил - самодержавие - была силой национальной, так как для самодержавия (и его правительства и бюрократии - пусть дворянского по своему составу и культуре, но все же общенациональному, а не дворянско-сословного) русский дворянин, русский интеллигент и русский мужик были одинаково подданными, сограждане одной страны и одной нации. А русская интеллигенция и дворянство были принципиально антинациональны, так как их сословные интересы объективно были враждебны формированию единой политической русской нации.

И как только было устранено самодержавие - историческая и национальная Россия немедленно закончилась. Осталась Россия дворянская, белогвардейская, и Россия интеллигенсткая, красно-большевицкая. Мучительный процесс преодоления петровского наследия, который шел весь 19 век, процесс формирования единой нации, был прерван в результате предательского заговора дворянского общества России. В этом и состоит суть русской национальной катастрофы 1917 года. Естественное историческое развитие России снова было прервано, и началась Совдепия - которая воплотила в себе все худшее, что было в этой петровской государственно-культурной традиции.

Вот о том, почему Совдепия стала продолжением петровского проклятия, с которым Россия существует до сих пор - об этом мы и поговорим в дальнейшем.    

Великий Петр в Англии

Небольшая, но весьма показательная иллюстрация к портрету "Петра Великого". Если разобраться, то это поведение обычного хулигана и дебошира. Примерно так себя ведут в Европе "новые русские", из вчерашних бандитов. Или пьяные студенты.

Петр по сути и был мальчишкой-хулиганом, и по своему нравственному развитию он до конца жизни так и остался подростком - то, о чем я писал ранее. ДЕБИЛ, натуральный. Царь-полуидиот.

То, что он в доме английского адмирала погром устроил - это ладно, ущерб для Англии и адмирала поправимый. А вот то, что он такой же хулиганский погром в России устроил, только в масштабах всей страны - это нам и сегодня, 300 лет спустя, икается.

Оригинал взят у mgsupgs в Хорошо погуляли...
ЕГЭ


Оригинал взят у oadam в Жизнь иногда закручивает интриги

      Имя Джона Бенбоу большинству из нас знакомо по названию одноименной прибрежной гостиницы недалеко от Бристоля из романа Стивенсона «Остров сокровищ». В этой таверне однажды поселяется бывший пират Билли Бонс, вокруг чего и закручивается вся интрига романа. Но речь пойдет о России..
Collapse )

Культпросвет

Интересная мысль:

Профессионал в культуре (я не о творцах, разумеется) это как профессионалка в любви. И так же знает о предмете всё и ничего одновременно.

В самом деле, что такое профессиональный врач или юрист - это понятно. А что такое "профессиональный литературный критик" или, тем более, "профессиональный литератор" - сказать трудно. По-моему, это что-то вроде сотрудника Культпросветхозбыта для пролетариев. Чисто административная должность, приставленная для наблюдения за культуркой.

Явление чисто советское, конечно - и, конечно, чисто интеллигентское (подавляющее большинство русской революционной интеллигенции из рядов таких "профессиональных гуманитариев" и вышли). При Совдепии они важную роль исполняли - присматривали за культуркой и вообще - за умонастроениями. Отдел культуры при ЧеКе и Правительстве. Ну, а собственно, профессиональных советских писателей и поэтов в отдельную шарашку сгребли - в Союз писателей. Им тоже раздали адиминистративные должности, да и присматривать за ними так было гораздо удобнее.


Совдепия - по своей природе страна интеллигентская. Это не страна рабочих и крестьян,  а страна победившей революционной интеллигенции, ставшей властью и Партией. Но об этом я еще буду писать.