April 28th, 2013

Большая политика на мелких бытовых местах

В многочисленных азиатских мигрантах, заполонивших русские города, на самом деле есть один позитивный момент. Сегодня, когда я ежедневно слышу эту чужую и враждебную гортанную речь, я особенно остро ощущаю дыхание дикой далекой Азии, с ее вонючими кишлаками и тоскливыми призывами, раздающимися с минаретов ее мечетей, словно бы призывы из небытия и смерти. И я особенно остро осознаю себя русским европейцем - представителем белой христианской цивилизации.

И у меня возникает страстное, непреодолимое желание-мечта - когда-нибудь дотянуться до источников всей этой азиатской вони, до их городов и кишлаков, и сделать так, чтобы это дыхание Азии прекратилось. Нет, не надо погромов, резни и прочих ужасов. Зачем? Достаточно будет сделать так, чтобы Азия, присылающая сегодня в Россию толпы своих предствителей, была полностью подчинена русской цивилизации. Чтобы мы, сидя в Москве или Питере, решали, что они там,  у себя в горах и пустынях, будут есть, сколько они будут рожать детей и будут ли они вообще существовать.

И мне представляется, что русский империализм когда-то и вырос примерно из вот таких мыслей и чувств русского московита. Казань, Астрахань, Кавказ, Хива и Самарканд - для русского человека это было олицетворением дыхания Азии, которая веками нависала над Россией, занималась грабежами и работорговолей. И когда русские брали Казань или Крым - они просто стремились дотянуться до этих гнездовищ работорговли и подчинить себе азиатчину, чтобы зловонное дыхание исламской Азии на Русь прекратилось.

Вот так, из простых бытовых чувств миллионов простых людей, наверное, и рождается большая политика и все то, что потом определяет устремления нации и ход ее истории.