May 5th, 2013

Совдепия как наследие "великого Петра" (5)

Итак, есть, по крайней мере, три вещи, которые позволяют говорить о преемственности Совдепии от петровской России: 1) преемственность большевиков от русской революционной интеллигенции. 2). Особая роль государства, которое выступает главной организующей силой в жизни общества. 3). Особое положение правящей элиты - ее полная неподконтрольность перед населением и полное же бесправие народа перед лицом власти.

Конечно, в дореволюционной России все эти вещи не принимали такого уж дикого характера, как в Совдепии - роль интеллигенции была довольно скоромной (если не считать революционный террор), государство было все же вполне цивилизованным и правовым, а к концу 19 века и народ в России уже пользовался вполне европейскими правами и законами. В Совдепии все самое худшее, что досталось России от Петра, все ее болезни и недуги были объявлены ее преимуществами и вознесены на пьедестал, а все лучшее, что было в России (а этого было немало), безжалостно уничтожалось и подавлялось. Преемственность Совдепии от России - это именно преемственность болезней, привнесенных в Россию в свое время царем-полуидиотом, да и сами большевики и Совдепия стали результатом тяжкого недуга и были этим недугом, доведенным до открытых гнойных ран и кровоточащих язв. То, от чего Россия постепенно избавлялась весь 19 век, большевики превратили в основание своей власти и своего государства.

Я не знаю, нужно ли еще останавливаться на проблеме преемственности большевиков от русской революционной интеллигенции. Для меня эта преемственность настолько очевидна, что я не вижу, какие здесь могут возникнуть вопросы. Большевик и коммунист - это доведенный до исступления типичный русский революционный интеллигент, человек идеи, причем идеи всемирного масштаба и всемирной же глупости. Совки верили в учение Маркса-Энгелься столь же фанатично, как когда-то русская интеллигецния верила в Шлегеля или Гегеля. Для совков марксизм был новой религией, которая должна спасти весь мир и все человечество, и ради этого можно пойти на любые преступления: до революции  - готовить бомбы и кидать их в чиновников, после революции - погубить миллионы людей. Бесноватость большевиков и большевицкой власти - это хорошо узнаваемая бесноватость русского интеллигента, в умственном, нравственном, да и в социальном плане это были одни и те же люди. И идеальный совок  - каким представляла его себе советская власть - тоже должен был стать чем-то вроде интеллигента: много читать, беззаветно верить в идею коммунизма, отказаться от всего презренного человеческого и мещанского, ибо все это теперь было объявлено "буржуазным". Но при этом, конечно, совок уже не должен был помышлять о революции и бомбах  - не для того русская интеллигецния столько лет боролась за власть и разрушение России, чтобы после прихода к власти ее методы борьбы были направлены против нее. И здесь уж большевики постарались не оставить ни одной лазейки для тех методов и мыслей, которыми жила до революции сама русская интеллигенция. Все, царство небесное - интеллигентское - уже настало, и о революции и свержении власти совки должны были забыть.

Советское сознание - это сознание интеллигентское, то есть весьма поверхностное, дилетантское и демагогическое, в котором особую роль занимают правильные, спасительные идеи - точнее говоря, теперь уже вполне определенная идея  - идея марксизма и коммунизма. Мучительные поиски русской интеллигенции самой правильной идеи, наконец-то, закончились, эта идея теперь найдена, а все, кто в ней сомневается или ее не раздедяет, подлежат уничтожению и репрессиям. Тоталитарность советского строя и советского сознания - это следствие тоталитарного и сектантского по своему типу и мышлению сознания русской революционной интеллигенции, и та огромная роль, которую играла в Совдепии идеология - это феномен чисто интеллигентского сознания, ибо только русский интеллигент - во всем дилетант и образованец - может так фанатически верить в спасительность идей.

При этом, конечно, совок должен был быть человеком принципиально безнациональным, желательно - русофобом, ибо безнациональной и антирусской была русская интеллигенция. Она верила в прогресс и в Европу, и коммунизм для нее стал самым прогрессивным европейским учением. И для русского и национального в этом извращенном большевицком западничестве уже не было места. Все русское должно было быть подчинено самому прогрессивному европейскому учению - марксизму, а что не удается подчинить - то должно быть истоптано и изничтожено. И в этом смысле большевики были прямыми продолжателями "великого дела великого Петра". Как кукуйский идиот когда-то изничтожал все русское в Московии, испытывая животную ненависть к ее обычаям и порядкам, так же большевики ненавидели все русское, что было в России. И как царь-полуидиот рубил бороды и глумился над верой, пытаясь превратить русского человека во что-то другое, так же и большевики рубили и изничтожали все лучшее, что было в России, и так же глумились над верой, обычаями и законами дореволюционной России, задавшись целью превратить русского человека в  новый тип человека  - то есть в совка.