May 17th, 2013

Совдепия как наследие "великого Петра" (9)

Небольшой штрих к портрету Ильича, из его биографии:


«Следует добавить маленькую, пожалуй, не лишённую интереса деталь. Когда в 1895 г. Ленин приехал заграницу знакомиться с Плехановым, тот отнёсся к нему с большим вниманием, много с ним говорил, рассказывал о себе и своём прошлом. Указал, между прочим, что в молодости у него была большая тяга к военной карьере, и, когда был подростком, во всех военных играх изображал великого русского полководца, какого-то всех побеждающего «русского Наполеона». Ленин рассмеялся и сказал: - «Я тоже сравнительно до позднего возраста играл в солдатики. Мои партнёры в игре всегда хотели быть непременно русскими и представлять только русское войско, а у меня никогда подобного желания не было. Во всех играх я находил более приятным изображать из себя командира английского войска и с ожесточением без жалости бил «русских» - своих противников». На это Плеханов, шутя, заметил: - «у вас, видимо, уже с детства в кишке больше космополитизма, чем у меня». (Это мне рассказано Плехановым в августе 1917 г. Плеханов возмущался тогда Лениным, отсутствием у него «элементарного патриотизма», тем, что Ленин своими лозунгами и тактикой сознательно способствовал поражению немцами России.) Веретенников (двоюродный брат Ленина – С.К.) подтверждает, что Владимир Ульянов в играх в солдатики «увлекался англичанами» и всегда командовал «английской армией».


(Н.Валентинов. Ленин в Симбирске. - О Ленине. Сс. 390-391.)

Молодой Ульянов, играя в солдатиков, сознательно выбирал роль англичан - для того, чтобы с ожесточением и без жалости бить русских. Русские для молодого Ленина - это противники, это враги, это чужой для него народ, и он мечтает о том, чтобы без всякой жалости бить этого врага. И поэтому выбирает роль англичан - главного геополитического врага России в 19 веке. Но мог бы выбрать роль немцев или французов, это не главное. Главное - без жалости бить русских.

Позднее эта ненависть Ленина к России и русскому народу дозрела до нужной кондиции, приняла окончательные и завершенные формы. И когда он все-таки дорвался до власти, он вместе со своими подельниками именно этим и занялся - безжалостно бил Россию и русский народ. Вплоть до массовых убийств и уничтожения русских людей с помощью голода.

"Бить, непгеменно бить эту гусскую сволочь! Бить нещадно и без жалости, пока они не начнут дохнуть миллионами и биться в конвульсиях!"  - как бы слышится это ленинско-большевицкое уже в детских играх Ильича. Но ведь Петр тоже любил играть в солдатиков. А позднее эти его солдатики составили Семеновский и Преображенский полк - первые созданные "по немецкому" (то есть по европейскому) образцу военные части, которые стали выполнять карательно-репрессивные функции при власти. И разве не то же самое слышится во всем, что делал Петр - "бить, непременно бить эту чертову Московскую Россию и этот проклятый русский народ".

По своему политическому сознанию Петр и Ленин - люди одного типа. И за петровскими "реформами" и большевицкой "революцией" лежал один и тот же мотив  - дикая ненависть к России и русскому народу. Именно поэтому петровские реформы и большевицкая революция приняли форму настоящего погрома - дикого и безжалостного. И идиотизм и бездарность Петра и Ленина как государственных деятелей, их вопиющая некомпетентность, вовсе не были здесь помехой. Когда Петр угробил всю армию во время Прутского похода или сгноил весь созданный ценой невероятных усилий флот - он был верен себе. Потому что идиот у власти, к тому же наделенный властью почти абсолютной - лучший погромщик. И вопиющая некомпетентность большевиков во всех без исключения вопросах, которую они прикрывали марксистскими мантрами, вовcе им не мешала, а только помогала громить Россию и строить новый чудный мир. И нам сегодня остается только спорить о том, заморили ли большевики несколько миллионов крестьян голодом сознательно, или это у них произошло в силу их гениальности. Да какая разница? Они громили Россию, и если при этом умирало от голода несколько миллионов крестьян от их гениальных политических и экономических решений - то тем лучше.

Но проблема здесь, конечно, не в личности Петра и Ленина. То, что в истории России уже дважды в эпоху важных перемен у власти оказывается бесноватый полуидиот, люто и фанатически ненавидящий русский народ и современную ему Россию, который начинает с тем же фанатизмом громить страну - это не игра обстоятельств и не прихоти судьбы. Это очень важный симптом, за которым стоит вполне понятная вещь  - стремление легитимировать власть на основании отвержения прежней России и необходимости ее всю переменить. Московская Русь, конечно, имела свои особенности, но все же образ совершенно дикой и отсталой Московской Руси - это просто миф. Как мифом является и советско-большевицкое представление о царской России как о совершенно отсталой стране  - по большому счету, Россия в начале 20 века отставала только от 5-6 ведущих европейских стран (в промышленно-торговом развитии, в уровне образования и по некоторым другим аспектам). Очевидно, что петровский и большевицкий погром невозможно объяснить стремлением ликвидировать это небольшое и вполне устранимое отставание в некоторых областях. Как невозможно их объяснить желанием блага России и русскому народу, идеями государственничества и патриотизма - ибо чувства Петра и Ленина к России и русскому народу слишком понятны, а советско-ленинский революционный "патриотизм" и "государственничество" - это что-то совершенно особенное, что к обычному патриотизму не имеет никакого отношения.


За всем этим стоит простое желание утвердить над Россией и русским народом абсолютную власть  - власть вполне определенного сословия, а европеизация, модернизация, революция, прогресс и все прочее здесь просто выступают в качестве идеологического обоснования этой власти. "Вы сволочь немытая, дикая и отсталая, и нет вам прощения, и только прогрессивная европейская власть может вывести вас из этой дикости и привести к достойной жизни," - этот мотив позволяет петровскому дворянству и ленинской Партии утвердить и оправдать свою власть над страной. И это мотив чисто колонизаторский - примерно так оправдывали свое гоподство в колониях европейцы. Положение колонизаторов, которые "спасают страну" и ведут ее к "прогрессу" - слишком удобно, ибо с дикарями можно делать все что угодно, а их права даже не обсуждаются (ибо какие же права могут быть у аборигенов, которым положено только молча подчиняться власти прогрессов и цивилизаторов и благодарить их за само их существование?). И после Петра колонизаторский мотив становится главным для легитимации власти и всего государства. А всем остальным - от крестьян до мещан и священников, превращенным в рабов, - остается только молча подчиняться правящей сволочи, кидать шапки в воздух и восхищаться этой самой правящей сволочью, изображая патриотизм и любовь к государству.

И вот в этом - в способе легитимации своей власти и своего государства, основанного на русофобии и отрицании прежней России - большевики были прямыми продолжателями "великого дела Петра", ибо способ легитимации власти в Совдепии, в сущности, был тот же самый, что и в петровской Империи.