May 21st, 2013

Скандал в советском борделе

Хорошая статья Просвирина, не могу не перепостить.-) Тем паче, что в этом скандале со Скобейдой, СМЕРШом и абажурами высветилась основная нить всего постсоветского дискурса - дискурса между советскими и еврейскими. В сущности, одинаково советскими, рожденными в октябре 17-го. Столетний спор советских упырей о ценностях и истории своей упыриной антирусской страны. Спор на русских костях и слезах о том, как лучше распорядиться советским наследием, созданным на этих костях и слезах.

Глоток правды. Глоток слёз.

Госпожа Скойбеда, не так давно вставшая на защиту доблестных карателей СМЕРШ, продолжает взрывать танцпол, ненароком вскрывая особенности современного российского дискурса. В чем нетерпимость для нас попыток глорификации НКВД и СМЕРШ? В том, что это каратели и мясники, убивавшие лучших представителей русского народа. В том, что ублюдки из СМЕРШ посадили в ГУЛАГ наше национальное светило — Солженицына. В том, что мы не можем понять и простить палачей русского народа.

Но в чем для российской медиа-тусовки оказалась чудовищность Скойбеды? В том, что она заявила, что без победы СССР над Третьим Рейхом из предков нынешних либералов сделали бы абажуры. Либеральная общественность возмутилась столь откровенным указанием на ее этнический состав (разве способны русские люди к свободе, демократии и правовому государству? Нет, к свободе, демократии и правовому государству способны только Гозман, Поцман и Кацман), после чего о русских, об этих незаметных 120 миллионах никому не нужных русских резко забыли, и медиа-скандал перешел в режим «драка советских с еврейскими».

Серьезно, посмотрите этот ролик Скойбеды, он абсолютно прекрасен сразу на нескольких уровнях.


Во-первых, как подает себя Скойбеда — доярка из села. Насупленное лицо суровой деревенской женщины, преувеличенно-выразительная мимика, медленная речь, как будто Скойбеда обращается к младшей группе детского сада с еще неустойчивым распознаванием речи. Это воспитательница с неудачной личной жизнью, советская каменная «Родина-мать», которая учит жизни нас, 120 миллионов непослушных русских малышей, не желающих давиться прокисшей манной кашей «Великой Победы». Так, по крайней мере, хотелось бы видеть себя Скойбеде — но после известных событий женщины такого типажа вызывают ровно одну реакцию. Света из Иваново. После двух браков, трех детей и полной утраты остатков стыдливости, накатив поллитру «Путинки», беседует с зелеными еврейскими чертями на Знамени Победы. «Черти, вы пошто по Победе бегаете? Черти, не бегать! Черти, стоять!»

Во-вторых, лексика. Вы будете смеяться, но «русского народа» у Скойбеды нет. Вообще.Только советский народ, российский народ и, как высшая ценность, «страна». Русские? Это кто? Вдвойне смешно, что Скойбеда пытается выкатывать претензии евреям (то есть, перед нами попытка межнационального конфликта), но обращается она к ним именно что от имени разваливающейся советской идентичности и вовсе несуществующей российской. То есть, от имени никого. «Евреи, вы плохой народ! А мы народ хороший. Подпись: грямблики». Осознав, что наезд несуществующего советского грямблика на пусть и плохих, но реальных евреев, выглядит совсем комично, Скойбеда переходит к третьей части.

«Да я и сама — еврей!» Великий русский философ Галковский сказал, что советский человек — всегда немножечко еврей (потому что основы советской культуры формировались большевиками первой волны, которые в большинстве своем были семитами. Затем ленинских евреев сменили грузины Сталина и украинцы Хрущева, но основы советской культуры были заложены бывшими обитателями черты оседлости. Поэтому для русского еврей всегда скучен, а для советского еврей — и папа, и мама, зачавшие его на залитой томатным кумачом скомканной карте России), и на примере Скойбеды эта мысль блестяще подтверждается. Покричав для приличия на родственников, Скойбеда переходит к рассказам про дядю-еврея, танцующих в школе «Хава Нагилу» детях, предложениям выдвинуть в тотальный диктант Берл Лазара и что там еще.

Видно, что для человека евреи — это тема, на которую Скойбеда готова рассуждать часами. Ожесточенное советское лицо расслабляется, морщины разглаживаются, вступивший в конфликт с евреем советский становится советским евреем, красный инь сливается с иудейским янь, и к концу речи Скойбеды, начинавшейся как грозный ор прокурора, мы слышим ласковые интонации матери семейства, которая случайно сорвалась на своих дальних, но таких милых родственников. Темные полосы георгиевской ленточки прорастают пейсами, красные — коммунистическими знаменами, пионеры кормят голубей с лицами Сталина свежей мацой, над Советской Федерацией встает ласковое улыбающееся кипастое солнце. Милые бранятся, только тешатся.

А русские? Которых СМЕРШ десятками тысяч расстреливал? А мы и наши судьбы в Советской России никому неинтересны. Абажуры и «Хава Нагила» — про это да, можно закатить национальный медиаскандал и серию колонок написать, а взаимоотношения русских и карательных органов СССР — да ну кому это интересно? Мы ж туземцы для них, навроде таджиков, только у нас даже нашего Таджикистана нет. Российская Федерация ведь не наша страна, «Комсомольская Правда» — не наша газета, Скойбеда не наша патриотка, Путин не наш президент, а либеральная общественность — не про наши свободы.

Мы никто. Нас здесь нет. 10 недорезанных абажуров — есть, и 100 недорезанных ватников — есть. Пищат, визжат, дерутся серпами и семисвечниками. А 120 000 000 русских — нет. Пошли мы, как говорится, нахуй.

И это, как мне кажется, главный итог всего скойбедовского скандала.

Религия москвичей

В ходе обмена мнениями с Крыловым относительно одного рассказа Сорокина неожиданно - словно удар молнии - на меня нашло озарение, и мне приоткрылась страшная мистическая тайна. Состоит она в том, что москвичи - это особый народ, с совершенно особой религией, а суть этой религии сводится к поклонению говну и говноедству.

Здесь я задумался, и вспомнил великого пророка современности, Машиаха Редшона. Этот величайший пророк нашего времени когда-то провидчески предсказал единосущие геев и евреев, еще задолго до того, как геи и евреи слились в нечто единое и нераздельное. Но, как известно, этот великий Пророк узрел не только единосущие геев и евреев - он также много пророчествовал об идолопоклонниках москвичах. Его предсказание-пророчество относительно москвичей чаще всего звучит примерно так:



Москвичи не люди, а гнидогадоидные гомоэректические глистоопарыши, сущность существование которых заключена в переводе в дерьмо ресурсов, украденных у русских детей.


Итак, попробуем проникнуть в смысл этих слов Пророка и понять их тайный эзотерический смысл. "Москвичи - это глистоопарыши". Что хочет сказать этим Пророк, какая тайна скрывается за этим определением москвичей?

Ну, что касается глистов, то здесь все относительно ясно: глист - существо паразитическое, живущее за счет донора-хозяина и в то же время его убивающее. То, что религиозный смысл этого образа состоит именно в этом, ясно и из того, что Пророк говорит далее, прямо указывая на паразитическую природу москвичей. Но почему опарыши? Опарыш - это личинка мухи, а вовсе не глиста.

И вот здесь мы подходим к самой большой тайне московской религии. Ведь глист живет обычно в кишечнике и питается говном или непереваренной пищей. Но и муха своих опарышей, как правило, откладывает либо в дерьме, либо в том, что подвергнулось гниению. И таким образом, становится ясно, что говно в религии москвичей занимает какое-то особое, центральное сакральное место, это стержень всей религии москвичей, их святое святых, главный предмет их религиозного культа. Залетная муха, которая откладывает опарышей в дерьме, и глист - это все образы одного порядка, они передают одну и ту же мистическую тайну московской религии - религии говноедства.

Что же такое говно в религии москвичей? Очевидно, это не просто субстанция, вроде божественного эфира, в которой они обитают (умом и духом, а не только телом). И не просто то, что они едят и что обеспечивает им жизнь и существование. Очевидно, что это нечто гораздо большее - это в строгом смысле и есть божество москвичей, то самое божество, которым проникнута вся пантеистическая религия москвичей. Это предмет их культа и почитания, то тайное и сакральное, чему они поклоняются и что они боготворят.

Отсюда становятся понятны и некоторые особенности религии москвичей. Как известно, во всех религиозных культах особое место занимает ритуал жертвоприношения. При этом божеству приносят в жертву нечто ценное, быть может, самое ценное и чистое - птиц, зерно, животных, а в христианстве для искупления человека от греха Бог приносит в жертву своего единосущного Сына. Москвичи же, почитая говно и будучи говнопоклонниками, считают, что самым ценным жертвоприношением с их стороны является их говно. Именно говно они приносят в качестве жертвы, и его же они поедают в качестве религиозной трапезы. Производство и поедание говна для москвичей является центральным актом их духовной и религиозной жизни, и чем больше дерьма производит москвич, чем шире ему удается его распространить - тем более почитаем такой человек среди москвичей.

При этом нужно отметить, что в культе москвичей важно поедание не собственного говна, а говна других москвичей. Условный Эрнст поедает из трубочки говно Суркова, московские журналисты поедают говно самого Эрнста, а потом уже вся страна должна поедать говно, произведенное в Москве. Перефразируя извеcтное христианское "Носите бремена друг друга", основная заповедь московского культа сводится к "Ешьте говна друг друга, и этим спасетесь, москвичи". Не просто - терпите говно, а ешьте его, и чем более чужого говна вышестоящего начальства или человека своего круга может съесть москвич, тем выше он находится в иерархии жрецов московского культа.


Наконец, возвращаясь к Сорокину. Безусловно, этот московский писатель, в творчестве которого копрофагия занимает такое важное место, также является пророком - ведь он пророчески узрел главную мистическую тайну москвичей. Но, в отличие от Редшона, Сорокин - это все же Лжепророк, а не Пророк, так как культ копрофагии он обычно приписывает не москвичам, а русским. То есть он как бы переносит тайный культ москвичей на иноверцев, и таким образом пытается скрыть главную эзотерическую тайну москвичей. Возможно, здесь Сорокин, перенося московский культ на русских, просто пытается выступить в качестве миссионера московского культа, но все же нужно признать, что Пророк, прибегающий ко лжи и лукавству, уже становится Лжепророком. В отличие от громоподобного истинного Пророка Машиаха Редшона, который открывает тайны мироздания во всей их наготе и неискаженности.