August 6th, 2013

Европейскость и азиатчина

Задумался я вот над каким вопросом. Очень часто в нашем дискурсе используется понятие "европейскость" и противоположное ему - понятие "азиатчины". Между тем, что такое европейскость, европейский тип мышления и культуры и в чем состоит его разительное отличие от азиатчины и азиатского типа мышления, чаще всего остается за скобками. Так вот хотелось бы как-то эти скобки раскрыть и проговорить более ясно, что такое азиатчина и что такое европейскость. В Питере жара, пишу после работы - так что если где-то мысли начнут путаться - прошу пардона и экскьюза, но дальнейший текст - мои размышления на эту тему.


1). На мой взгляд, европейца и европейскую культуру отличает от азиата и азиатской культуры представление об истине. Для европейца истина  - это нечто безусловно важное и существующее, и европейский ум стремится к этой истине, даже если он понимает, что истина недостижима. Европеец хочет знать, "как оно обстоит в действительности", и этот чистый наивный порыв европейского ума и европейской культуры и составляет то самое лучшее и заветное, что определило весь ход развития европейской культуры и истории.

Откуда это взялось в Европе - сказать сложно. То есть понятно, что греческая философия - это феномен чисто европейский, но вот почему этот запрос на истину возник именно в Греции - сказать невозможно. "Что есть истина?" - такой вопрос мог задать Христу только представитель греко-римской культуры, хотя эта культура уже пережила скептиков и киников - но ведь и скептики с киниками говорили о той же истине, просто они утверждали, что постичь истину невозможно.

Ничего подобного в мире больше не было. Буддизм? Извините, но там совсем другое. Это просто путь бегства от мира с его страданиями. Азиата-буддиста истина не интересует - он решает вопрос о том, как ему прожить в этом мире, в мире, где есть страдания. Поэтому и никакой индийской, буддийской или китайской "философии" не существует. Есть свод каких-то моральных правил и душевно-психологических практик, но все это совершенно иное, нежели то, что возникло к греко-римской культуре.

Азиата истина не интересует. Его не интересует, как оно обстоит на самом деле, ему лишь интересно, как ему - конкретному азиату или целому азиатскому народу - прожить в этом мире и при этом получить что-нибудь сладкое. Скажем, евреи - типичнейший азиатский народ, в некотором смысле это субстрат и квинтэссенция азиатского типа мышления. И кто такой Христос и какое отношение Он имеет к истинному Богу - которого они как бы исповедовали - их мало интересовало. Их интересовало, а что им будет вместе с Христом или без Него. И когда жиды поняли, что Христос разрушает их заветную мечту об избранности и мировом господстве - они тут же Его оклеветали и убили, наплевав на  все пророчества, знамения и чудеса, явленные Христом.

Когда Декарт, Кант или Гегель строят свою философскую систему - они искренне в своем стремлении к истине. Когда философствовать начинает еврей - будьте уверены, что за всем этим стоит простое желание кого-нибудь наебать и что-нибудь за это получить. Азиат истину и стремление к истине почитает за глупость и наивность, а вся "восточная мудрость" сводится к тому, как лучше иметь дело с теми-то и теми-то, и как при этом еще что-нибудь приторговать или прихватить. Отсюда "восточная лесть" и "восточное коварство", когда тебе смотрят в глаза и лгут. Еврей не думает о том, что такое истина или что такое преступление против истины - он думает о том, как убить или украсть, но при этом уйти от наказания или сделать так, чтобы убийство или воровство не назвали бы убийством и воровством. В этом и состоит вся "восточная мудрость", и еврейская культура - прекрасный и совершенный образец такой азиатской культуры.