May 3rd, 2015

Черепаха, Ахиллес и скорость света (4)

Можем ли мы задать пространство (то есть расстояние) физически, исходя из понятия о пространстве и расстоянии? То есть, если сформулировать этот вопрос несколько иначе, существует ли в физическом мире та "эпсилон", которая уже определит пространство и не позволит его бесконечно увеличивать (или уменьшать) в масштабе? То есть некое физически заданное и неизменное "расстояние"? В принципе, современная физика, судя по всему, исходит из убеждения, что такое "расстояние" существует. То есть "расстояние" - это какой-то размерчик, который имеет в природе объективное существование.

Сейчас в мире микрочастиц речь идет уже о расстояниях (10^-18) метра, "размер" Вселенной ученые физики оценивают в 93 млрд световых лет (10^25 метра), то есть разброс масштаба где-то в 43 порядках. То есть если метр служит нам масштабом обычного мира вокруг нас, километры - расстояние приличного перемещения, которое "пешком лучше не ходить", тысячи километров - уже что-то географическое и "нужно покупать билет на самолет или поезд", сантиметр - это уже величина техническая, миллиметр - очень точно, а при уменьшении масштаба меньше миллиметра уже начинается какой-то другой невидимый мир (всяких там бацилл и молекул), - то вот таких вложенных масштабов сейчас, если за масштаб принять 100, где-то около 21. То есть двадцать один вложенных друг в друга миров, имеющих свой масштаб. И вообще говоря, не очень понятно, что нашему миру мешает иметь еще больше.

Ок, ну допустим даже, что нашли какую-то частицу или локализованный процесс, который имеет определенный "размер" - то есть который может быть выражен в каких-то физически определенных единицах. "Дальше уже ничего нет". Пусть это даже будет 10 в минус 20 степени. Но если нечто имеет "размер" - то есть пространственную определенную величину, совершенно непонятно, почему бы не устроить еще один шаг масштабирования и не поделить этот размерчик на 100 или 1000. Ведь если это размер, расстояние, величина, мы можем и дальше ее делить как угодно. Если есть величина - она может быть определена через более мелкие единицы. И здесь математически абсолютно без разницы, какое расстояние делить - разделение метра на сто сантиметров ничем не хуже и не лучше, чем увеличение метра до масштабов Солнечной системы или Галактики.

Что вообще понимается или может пониматься под возможностью такого определения расстояния через расстояние? Что уже нет более мелких величин? Как же их нет, когда мы саму эту величину можем с легкостью разделить хоть на сто, хоть на тысячу, и если это размер, расстояние - значит, это какая-то протяженность расстояния, и оно определяется через свою внутреннюю величину, через количество более мелких единиц расстояния. Что такое расстояние есть дискретная величина перемещения частиц по пространству, что-то вроде пикселов, что пространство состоит из таких дискретных расстояний? Но ведь волны не могут распространяться дискретно, они тем и отличаются принципиально от перемещения частиц, что перемещение частицы мы еще можем представить как перемещение дискретное, а перемещение волны принципиально непрерывно. А это значит, что пространство непрерывно, принципиально непрерывно.

Мне кажется, что вводя такое представление о существовании объективного физического расстояния, представления о дискретности пространства, физики просто принимают квантовые эффекты за признак дискретности самого пространства. Но квантовые эффекты никак не отменяют непрерывность пространства - наоборот, они его как раз и определяют как непрерывное. И только вследствие этой непрерывности и возникает, как мы показали, необходимость в определенной локализации как какой-то области и дискретной пространственной величины. Квантование энергии и дискретность частиц - то есть их отличие от математической точки - это необходимое условие, вытекающее как раз из непрерывности пространства.

А это значит, что расстояние как физическая величина в принципе не может быть определена и задана через расстояние, то есть чисто математически. Расстояние - это понятие математическое, и таковым оно и остается. И тут не может быть какой-то объективной физической шкалы, заданной природой. Проще говоря, пространство - физически не существует, это не физический процесс и не физическая реальность, которая может обладать какими-то своими свойствами. А потому само расстояние требует определения через физические процессы и какие-то физические величины.

День рождения украинской нации

Хорошо сказал. Я об этом тоже постоянно говорю, но другими словами: если вы хотите знать и понять, что такое украинство и кто такие украинцы - то ВОТ ЭТО оно и есть, в самом своем существе и основании. И ТАКИМ его делали и создавали с самого начала. В ЭТО были вложены похмельные вирши Шевченко, со сладостным похрюкиванием и мрачно-садистскими посылами к москалям на фоне сельских соплей и слез о милой Неньке. Для ЭТОГО создавали эту смешную хрюкающую мову. Потом для этого стали убивать - причем убивали украинцы всегда особенно зверски, и даже на фоне ужасов Гражданской и Отечественной войны украинцы как-то особенно отличись в жестокости - словно бы в этом они хотели переплюнуть всех и утвердиться в своем украинстве именно через немыслимый садизм и зверства. Ну и Одесса, да. Счастливый и торжественный миг украинства, экстаз - зверское убийство безоружных русских людей на глазах всего мира, с последующим добиванием ногами и битами, не скрывая своей радости и торжества.

Поэтому я и говорю, что украинство и украинцы должны быть уничтожены. Полностью. Ну или, как минимум, загнаны в вонючий нищий зверинец в пределах Галичины, чтобы украинцев можно было показывать, как в зоопарке.

Оригинал взят у krylov в День рождения украинской нации
2 мая – день рождения украинской нации.

Нацию создаёт событие, вызвавшее всеобщий восторг. Именно восторг и именно всеобщий. Частные радости остаются частным делом. Общая скорбь соединяет, но не одушевляет. Это нектар или мёртвая вода, которая может соединить части целого, но не вдохнуть в него душу. Нужен ещё и амброзия, живая вода жизни, одушевляющее во всех смыслах начало. Если его не случилось – нация остаётся всего лишь големом, истуканом, проектом реализованным, но не запущенным.

И лишь восторг всеобщий, восторг целого, которое само рождается в этот крылатый миг – только этот восторг воистину создаёт национальное тело.

Украинская нация рождалась мучительно и трудно именно потому, что ей никак не удавалось испить этой живой воды. Два Майдана, при всём том подъёме, который они некогда вызывали, События не породили. Что-то не складывалось, что-то не цепляло, голоса не сливались в единый хор. В душах украинцев не рождалось этого ощущения мгновенного ликующего узнавания – «О да! Да! Именно Этого мы хотели, именно об Этом мы мечтали, и слава нам, что мы совершили Это».

Но чаемое Событие всё-таки произошло. И произошло оно именно 2 мая, когда украинцам удалось сжечь заживо сорок шесть человек. Что вызвало всеобщее ликование всего украинского народа. Нет, даже не так – только тот, кто ликовал в тот день, и составили украинский народ, вошёл в его плоть и стал частью этой новой общности.

Что, собственно, произошло? Украинцы сожгли русских – или людей, которых рождающаяся украинская нация приняла за русских. Сожгли – то есть подвергли самой мучительной из известных человечеству казней. Более того, удалось насладиться не только муками жертв, но и их тщетными попытками спастись. Это доставило и доставляет украинцам особенное наслаждение – находясь в безопасности, смотреть на мечущихся в огне людей. Эта безопасность, то есть полная невозможность убиваемых людей хотя бы плюнуть в убийц, вызывала у украинцев особенно острый восторг. Нет, это не упоение боя, где у противника есть шансы – это именно упоенье всевластного мучителя, который истязает беспомощную жертву. И наконец, возможность добивать искалеченных и обожжённых людей, уже не способных ни на какое сопротивление, даже молящих о помощи – это последняя, самая сладкая нота, трогающая украинца за средоточье души.

Заметим: дело не в масштабах события. В другие времена и другие народы убивали больше, да и сами украинцы с той поры существенно продвинулись вперёд. Важен был этот счастливый миг узнавания: вся украинская нация УЗНАЛА СЕБЯ в этом воистину всенародном украинском деле. Все украинцы постигли свою суть, свои желания, заглянули в волшебное зеркало и увидели там себя. Украинцы получили ОПРЕДЕЛЕНИЕ – «мы – те, кто сожгли русских, мы – те, кто ликовали и упивались запахом горелого русского мяса». И это верно: пусть не все украинцы смогли участвовать в сожжении русских непосредственно, но все насладились этим.

И поток восторга – чистого, незамутнённого восторга, который охватил мужей и жён, детей и стариков, простецов и интеллектуалов, вообще всех украинцев, вообще всех, сколько их ни есть – был законной наградой за этот миг самопознания.

С тех пор этот поток восторга не иссякал – и, скорее всего, уже не иссякнет. Так, острые или прикровенные шутки про «жареных колорадов» и «майский шашлык» стали шиболетом, способом опознания украинцами своих. Всякий, кто в майскую ночь попробовал этот шашлык из русского мяса, тем самым причастился украинству – и осознаёт это, осознаёт с гордостью, с ликующим восторгом, и даже с ощущением того, что он ступил на иной онтологический уровень. Были сбродом, проектом, толпой – а теперь они единое целое, и весьма успешное. Включая наших российских заукраинцев, которые – часть той же нации, пусть и второсортная, но и это для них честь.

Что ж, их можно с этим поздравить, хотя бы из вежливости. А также и потому, что ясность всегда хороша. Украинская нация, наконец, явилась на свет - и она именно такова, какой она была 2 мая 2014 года.

Такой она и останется – ныне, присно и вовеки веков.

)(

Черепаха, Ахиллес и скорость света (5)

Итак, расстояние - это самое последнее, что может появиться в физическом мире в качестве физической величины, никакие физические величины не могут быть определены через расстояние, это представление - чисто математическое, которое в физическим мире само должно быть определено через какие-то другие физические величины и физические процессы. Впрочем, здесь тоже есть тонкий момент, ибо нужно понимать, что пространство - это не только "расстояние" как математическая величина, как численное отношение. Пространство - это еще и направление. И, вообще говоря, это разные вещи. "Направление" вполне может быть без "расстояния", а скалярная математическая величина совсем не обязательно должна иметь направление (то есть совсем не обязательно должна быть вектором). Увеличение количества, численный ряд еще не задает направление, понятия "больше-меньше" не есть определение направленности величины. В то же время "направление", вектор, никак не может быть определен из количества, направление вектора не сводится и не может быть сведено к его скалярной величине, определяемой уже чисто математически, численно, и, как все математическое, скалярная величина имеет весьма условный и относительный характер - ведь что принять за единичный вектор, то есть какую скалярную математическую величину принять за единицу измерения - всецело зависит от нас, и эта математическая величина весьма условна и относительна, как все чисто математические представления.

Поэтому для того, чтобы определить физический процесс, движение - как, например, в игре в "пятнашки" двух точек, мы вполне можем обойтись без расстояния. Нам достаточно скорости и времени. Имея скорость и время, мы из этих двух величин уже легко можем задать любое расстояние: расстояние - это величина, определяемая через скорость и время. И если мы примем скорость за базовый физический процесс, за "мировую линейку", то расстояние уже будет просто задаваться временем, и расстояние как величина будет отождествлено с величиной времени. Если физическая система, обладающая скоростью, достигнет (вступит во взаимодействие) с другой физической системой через время t1, а с третьей системой вступит во взаимодействие через время t2, то величины t1 и t2 и будут задавать расстояния уже как физическую величину. В то же время и любую скорость мы теперь можем задать через принятую в качестве "мировой шкалы" скорости. И, таким образом, физическая система становится полностью определенной.

Время. В современной физике принято представление, что существует единая система координат пространства-времени, то есть некое четырехмерное математическое пространство, задаваемое тремя равноправными координатами и еще одной координатой, которая от этих трех немного отличается. Точнее сказать, в современной физике это уже не математическая система координат, а физическая реальность - мифический метафизический пространственно-временной континуум. Это, конечно, смешно - современная физика молчаливо отрицает присутствие полей в любой точке пространства в любой момент времени и полагает, что свет (то есть электромагнитная волна) движется в пустоте, мужественно себе прокладывая путь вперед, и в то же время - благодаря ОТО - вполне признает физическое существование этой сущности - пространства-времени. Но это проблема, свойственная всем физикам - они постоянно путают математическую реальность с реальностью физической. Ведь им главное что-нибудь измерить, а потом начертить пару формул на доске. И для них расстояние и время - раз их можно измерять так же, как массу или силу поля - ничем не хуже массы или силы поля, такие же физические величины. И хотя физики все-таки признают, что время как координата сильно отличается от пространственных координат, мыслят они о ней чисто математически: ну вот есть три координаты, и есть еще одна, которая немного от них отличается - например, тем, что это координата не обратима.

Хотя интуитивно понятно, что время - даже как координата - существует совершенно иначе, чем три пространственных координаты. Время отличается от пространственных координат не только тем, что оно необратимо. Оно и задается совершенно иначе. Оно, существуя вне пространства, и определяет физическую реальность не во внешних проявлениях, а изнутри. Точнее сказать, физическая реальность может быть определена через время уже как внутренний физический процесс, процесс внутри физической системы.

Но можем ли мы задать время через какой-то физический процесс? Примерно как мы только что задали расстояние через скорость и время? И как это можно сделать? Как эта координата может быть задана физически?

Черепаха, Ахиллес и скорость света (6)

Как мы можем задать время? Точнее даже не так: как мы ЗАДАЕМ время, как мы это делаем? А делаем мы это очень просто: мы определяем время через какой-то физический циклический процесс. Ну, вот день сменился ночью, ночь сменилась утром, солнце снова взошло - этот циклический процесс и задает нам время в суточном измерении, в сутках. Прошла зима, настало лето - спасибо Партии за это. Циклический процесс смены времен года, процесс климатический, задает нам время в годовом измерении. И теперь мы можем ввести начало системы отсчета - Новый год, от него считать дни или время как летоисчисление (назад, в прошлое, или в будущее), год разделить на сутки, сутки - на часы, часы - на минуты, минуты - на секунды, а секунду разделить на десять в минус двадцатой или в минус тридцатой степени.

Никак иначе задать время мы не можем. То есть нам нужен физический процесс, причем процесс циклический, и только тогда мы сможем задать время. Но что значит этот циклический процесс? Как мы задаем время с его помощью и через него? Для этого нам нужно какое-то физическое событие, физическое состояние, которое мы определим как тождественное. И вот когда это событие или состояние снова повторится, произойдет - эти два события и станут для нас временем, через них мы и сможем задать время как величину. Теперь время - это повторяемость этих событий, и повторение этого события будет служить нам мерой времени, задавать время физически.

Таким образом, время всегда задается через циклический физический процесс, в котором повторяется одно и то же событие. И, скажем, в основе определения времени в сутках и годах лежит циклический процесс вращения Земли вокруг Солнца и вращения Земли вокруг собственной оси. И точно так же устроены все без исключения "часы" - не только природные, но и те, что мы создаем сами. Нужен маятник, осциллятор, какой-то циклический колебательный физический процесс - только так могут работать часы и задавать (или определять) время.

Сейчас самыми "точными часами" считаются т.н. атомные часы. С 1967 года международная система единиц СИ определяет одну секунду как 9 192 631 770 периодов электромагнитного излучения, возникающего при переходе между двумя сверхтонкими уровнями основного состояния атома цезия-133. Согласно этому определению, атом цезия-133 является стандартом для измерений времени и частоты. Погрешность таких атомных часов находится в пределах (10^-14)-(10^-15) секунды (10 в минус 14-15 степени секунды), а в некоторых моделях степень точности доходит до секунды в минус 17 степени.

Можем ли мы задать через скорость какого-то физического процесса (например, через скорость света) не только расстояние, но и время, одновременно расстояние и время? Свет - это же не просто перемещение точки, это волна. То есть тот самый циклический физический процесс, который необходим для задания времени. И если мы примем частоту колебания света за единицу времени - мы тем самым зададим время. Максимальная сила света, гребень световой волны, и достижение этого гребня - это и будет заданием времени. Это и будет тем событием, повторяющимся циклически, которое задаст время. Вот величина света растет-растет, потом - бац, расти она перестает, достигает максимума, и начинает падать. Циклическое повторение достижения максимума - и будет задавать нам время. Хотя, конечно, с тем же успехом мы можем взять в качестве такого циклического события достижение минимума - то есть нуля. И, собственно, примерно так и задают время в атомных часах.

Это было бы замечательно, если бы частота света не менялась. Но неизменным мы приняли скорость света, а не частоту. А скорость света есть произведение частоты волны на ее длину: (с=f*l), где f - частота, l - длина волны. Конечно, мы можем определить длину волны как расстояние между двумя точками в пространстве, в которых фаза колебательного процесса отличается на 2π. Но это все-таки расстояние, и задать его без времени, частоты, уже невозможно. А если мы скорость света сведем к колебательному процессу маятника или осциллятора или представим его как вращение, нам все равно понадобятся две величины - скорость кругового вращения и радиус вращения.

Поэтому для задания расстояния и времени через физический процесс - света и его скорости недостаточно. Нужна вторая физическая величина, еще один физический процесс.

Черепаха, Ахиллес и скорость света (7)

Самой простой и естественной моделью времени является вращение - окружности вокруг точки в двухмерном пространстве или шара вокруг оси в трехмерном пространстве. Возьмем за основу модель окружности. Что нужно, чтобы задать время? Нам нужна точка на этой окружности, отличная от других точек, и нужен луч, исходящий из центра окружности, направление, вектор. И теперь появление точки на этом луче и станет для нас тем событием, состоянием, через которое мы сможем задать время.

То есть можно представить, например, такую модель. В центре круга находится источник света, который испускает луч в каком-то заданном направлении, а вращающийся вокруг него круг имеет дырочку. Как только после очередного оборота дырочка окажется на линии луча и свет выйдет за пределы круга - мы будем знать, что круг совершил полный оборот. И теперь это и будет для нас временем - 2π, чисто математическая величина, становится величиной физической - временем. Это будет собственным временем физической системы. И теперь любые другие физические процессы (в том числе собственное время других систем) мы сможем задавать и измерять через это время.

Проблемы тут две. Во-первых, чтобы такое измерение и такое время стало физической величиной, нужен этот самый источник света. То есть, говоря обобщенно, источник энергии. Совсем не обязательно пускать луч света через дырочку, этот процесс физически может быть задан и как-то иначе, но в любом случае для задания времени нам нужен циклический физический процесс, сопряженный с потерей энергии. То есть, иначе говоря, любая физическая система, существующая во времени, должна терять энергию. И это изменение энергии, ее уменьшение, есть условие самого существования любой физической системы, которая может взаимодействовать с другими физическими системами в пространстве-времени. Строго говоря, только благодаря этому она и сможет вступать во взаимодействие. Причем здесь уже речь не идет об обычном обмене энергии в форме импульсов, движения в полях, теплообмене и т.д. Эта потеря энергии - как условие самой возможности взаимодействия, условие встроенности данной физической системы в остальной физический мир - есть условие самого ее существования в физическом мире. Это условие ее определенности относительно самой себя. А потому эта потеря энергии должна происходить в любой системе.

И вторая проблема. Пока совершенно непонятно, можем ли мы найти в природе такой процесс, задающий время, который был бы единым для всех физических систем. Ведь собственное время будет задаваться самими физическими системами - как, например, собственное время Земли задается ее вращением вокруг своей оси, то есть суточным вращением. И поскольку нам нужно задать время для всего физического мира, нам нужен какой-то один, неизменный физический процесс, время которого станет абсолютной мерой для измерения любого другого времени. Но понятно, что такого процесса в природе быть не может, и, как пространственные координаты мы можем задать совершенно произвольно, привязав их к какому-то телу, так и время мы можем задать столь же произвольно, просто выбрав в качестве временной координаты какой-то физический циклический процесс какой-то физической системы.

Понятно, что таким источником энергии для задания времени может быть только масса. То есть это и есть та внутренняя энергия любой массы E=mc^2, и именно за счет этой энергии и задается пространство-время. Формула эта интересна еще и тем, что поначалу совершенно непонятно, что это за энергия. Это энергия не кинетическая, так как ею обладает любая масса, независимо от того, как тело или частица движется в пространстве-времени. И это энергия "массы покоя". Но понятно, что это и не потенциальная энергия какого-то поля, так как потенциальная энергия гравитационного поля, заданная массой, определяется совсем иначе, и она уже зависит от массы второго тела и расстояния. Но поскольку тут присутствует масса - то есть заряд гравитационного поля, и присутствует скорость света, как скорость взаимодействия в полях, можно предположить, что эта энергия и служит "энергией связи" между миром частиц и миром полей.