runo_lj (runo_lj) wrote,
runo_lj
runo_lj

Categories:

О европейскости, азиатчине и особости пути (11)

О европейскости, азиатчине и особости пути (1)
О европейскости, азиатчине и особости пути (2)
О европейскости, азиатчине и особости пути (3)
О европейскости, азиатчине и особости пути (4)
О европейскости, азиатчине и особости пути (5)
О европейскости, азиатчине и особости пути (6)
О европейскости, азиатчине и особости пути (7)
О европейскости, азиатчине и особости пути (8)
О европейскости, азиатчине и особости пути (9)
О европейскости, азиатчине и особости пути (10)


Небольшое отступление. Мы уже довольно подробно осветили вопрос о том, что такое "европейскость" и из каких элементов она складывалась. Поэтому, прежде чем продолжить наши размышления о влиянии азиатчины и ордынства на нашу историю, будет совсем не лишним сказать пару слов о том, что же такое есть  эта самая "азиатчина". И здесь я предоставлю слово Ростиславу Фадееву - русскому националисту, генерал-майору, провоевавшему на Кавказе с 1844 года и до самого конца, бравшему штурмом последний оплот Шамиля - Гуниб - а затем принявшему вместе с Барятинским капитуляцию Шамиля и получившему в награду одно из боевых знамен Шамиля. Вот что господин Фадеев, десятилетиями рубивший мусульман, пишет в "60 лет Кавказской войны":



"Россия на пространстве десяти тысяч верст не соприкасается, но смешивается с мусульманской и языческой Азией. Пределы ее выдвигаются вперед не вследствие одних политических расчетов, но по требованию домашнего управления и внутреннего хозяйства, как обработанные поля владельца, поселившегося в новой, никому не принадлежащей земле. За русским рубежом и до самого края земли все в Азии тлеет и разрушается. Азиатские общества держались века, как труп, до которого не касается воздух в могиле, держались отсутствием посторонней стихии; как только живые силы Европы дохнули на них, они стали рассыпаться.

Нынешние народы западной половины Азии давно уже перестали быть общественными организмами; они сделались численным собранием мусульман, случайно, без малейшего сочувствия соединенных под той или другой местной властью. Исламизм проник во все их общественные поры и совершенно вытеснил народность, как известковый раствор вытесняет мало-помалу все вещество древней раковины, облекаясь в ее форму; он овладел всем человеком и окаменил его в однажды данной форме, не оставляя никакого места ни общественному, ни личному развитию, не проистекающему из Корана. Гражданское устройство мусульманских народов, их суд, финансы, личные и семейные отношения установлены по шариату, неизменному до конца мира, как непреложное откровение.

Личность человека усыплена в мусульманстве еще более, чем общество. В этом отношении исламизм вполне может назваться рассудочной религией; он объясняет мир и ставит человеку цель рассудительно, естественно, довольно близко ко всемирному преданию, понятно для всякого ума и потому совершенно удовлетворительно; но в то же время без малейшего нравственного идеала, который мог бы освятить душу. Исламизм берет человеческую природу как она есть, со всем ее светом и со всей ее грязью, благословляет в ней все одинаково, дает законный исход хорошему и дурному, обещая продолжение такого состояния в самой вечности. Обязанности, налагаемые этой религией, состоят в легкой обрядности и ненависти к неверным. Мусульманин выносит из своей веры достаточное удовлетворение умственное и невозмутимое довольство самим собой. Это настроение необходимо разрешается на практике крайней апатией. К чему может стремиться человек, когда он есть уже все, чем должен быть, человек, которого не гложет сомнение, но не манит также никакой идеал?

Мусульманство прокатилось по земле огненным потоком и теперь еще производит страшные пожары в местах, куда оно проникает внове, чему примером служит Кавказ. Могущество первого взрыва мусульманства происходит именно от освящения дурных сторон человеческой природы — разнузданности страстей, зверства, фанатизма. В сущности исламизм есть религия страсти, учение в полном смысле поджигательное; он воспламеняет людей, удваивает их силы, делает их способными к великим вещам настолько, насколько в человеке или целом народе достает горючего материала. Когда нравственный пожар кончится, от мусульманства остается только пепел, одна бесплодная обрядность, общественный и умственный застой, апатия пьяницы с похмелья.

В три века исламизм исчерпал до дна свое неглубокое содержание, и с тех пор застыл, как труп. Кто видел и знает, до какой степени нынешним азиатцам чужды понятия об отечестве, о всяком общественном интересе, о первых обязанностях гражданина; до какой степени они равнодушны к тому, что люди называют своей землей, лишь бы не было возмущено их личное спокойствие; в какой мере они презирают свои правительства, не помышляя даже об их улучшении; как мало трогают их отечественные события, — тот не может ни на минуту сомневаться, что последний час пробил для этих человеческих скопищ, лишенных всякой внутренней связи.

Усилия некоторых мусульманских правительств преобразовать государство на европейский лад разрушили последнее основание этих дряхлых народов — веру. Общественный закон всех мусульман — шариат, есть откровение; уничтожить или изменить его — значит отвергнуть слово Божие. Реформы в Азии, с одной стороны, оттолкнули от власти массы, привели их в брожение, создали мусульманское франкмасонство, весьма похожее на мюридизм в его начале, обвивавшее тайными ложами большую часть мусульманского мира; с другой — создали официальный класс образованных мусульман, которые верят в одни только деньги, кто бы их ни давал. Что будет с Азией, разгадать этого еще нельзя; но в таком виде, как теперь, она не может существовать. Или в ней совершится внутренний переворот, чего не видать и признака, или она сделается добычей".

Сказать честно, я полностью разделяю это мнение блестящего русского генерала и европейца. Ислам - это псевдорелигия, гнусная фальшивая подделка, состряпанная в свое время азиатскими дикарями и еврейскими умельцами и всученная азиатам в целях уничтожения христианского мира. Никакой иной цели и смысла в этой религии нет. И это единственная религия, которая распространялась исключительно путем завоеваний и постоянных насилий  - по прямому благословению мутного и психически нездорового т.н. их "пророка". Во всех других религиях хотя бы есть отблеск божественной истины, некий нравственный и человеческий идеал. В исламе ничего этого нет.  Гнусная, темная, фанатическая и примитивная тарабарщина, полученная из заскорузлых представлений Ветхого Завета, похотей Магомеда и жажды окружавшей его разбойничьей шайки грабить, насиловать и убивать.

В самом деле, посмотрите, что сделал ислам с теми же арабами. Когда-то весьма деятельная и культурная раса, знавшая философию, математику и астрономию, со времени принятия ислама превратилась в сборище грязных нищих безумных фанатиков, и, в сущности, осталась на уровне развития 8-го века (или даже хуже того - откатилась в полную исламскую тьмутаракань).

Да, конечно, ислам сегодня распространен по всему миру, миллиарды азиатов молятся своему Аллаху. Но это никак не отменяет сатанинского характера этой т.н. "веры". В коммунизм ведь тоже многие верят, и еще совсем недавно он претендовал на весь мир. Так что "древность" этой традиции и многочисленность ее адептов вовсе ни о чем не говорит.
Tags: Русский национализм
Subscribe

  • Подставные гении

    Вот-вот-вот. У меня такое же складывается впечатление, что Эйнштейн был подставной фигурой, от имени которого озвучивались и продвигались…

  • «Войковская» превращается в «Глебово»

    Многолетний спор о переименовании станции столичного метро, названного в честь участника убийства царской семьи, похоже, разрешен. Мэрия Москвы…

  • Евреи ответят за все. И за уточек тоже.

    Вот и у меня такое чувство. Придется чем-то пожертвовать ради продолжения чекистского банкета. И я подозреваю, что пожертвуют жидами. Немцов только…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments