runo_lj (runo_lj) wrote,
runo_lj
runo_lj

Category:

Советский механизм самоуничтожения

По поводу уже упоминавшейся мною статьи Сапожника (где тот показывает один из социальных механизмов расчеловечивания, который применялся коммунистической властью с целью создания особой породы советского недочеловека), либерал Соломатин написал небольшую заметку. В ней он упоминает факты, когда кубанские колхозники,  - вчерашние расказаченные русские люди, - рискуя жизнью, помогали евреям спастись от Гестапо. Соломатин видит в этом некое противоречие, - практически те же самые люди, которые готовы были выставить на мороз своих раскулаченных соседей, проявив тем самым полное отсутствие эмоционального сочувствия к другим людям, в отношении евреев это самое сочувствие проявили в полном мере, и Соломатин сильно недоумевает по этому поводу:

sapojnik написал на днях о том, что советского человека отучали и отучили от эмпатии. Очень убедительно написал, основываясь на конкретном материале, но так вышло, что у меня под рукой был материал прямо противоположный. Это очень интересное противоречие. Одни и те же люди спокойно смотрели, как умирают односельчане, а через несколько лет, рискуя жизнями, спасали чужих людей, которых раньше прямо скажем недолюбливали.


На самом деле никакого "противоречия" в этом, конечно, нет, ибо полное равнодушие к своим людям и своим личным интересам - доходившее у советских людей до полного самоотрицания (принимавшегося ими за "самопожертвование") - в рамках социально-ментальной конструкции советского человека обязательно требовало второго полюса - того, ради чего или ради кого советский человек был вынужден отрекаться от своих интересов и проявлять к своим людям животное равнодушие и даже ненависть. И таким полюсом в рамках советской социально-психологической франкештейновой операции обычно выступали чужие - чужие, прежде всего, в этническом и социальном плане. Для вчерашнего русского казака, превращенного с помощью репрессий, голода и иных мер принуждения и террора в советского недочеловека, уже было вполне естественно, что его вчерашний сосед, объявленный советской властью врагом общества и государства, умирал от голода и холода у него под дверями, а вот какой-нибудь узбек, таджик или безработный американский негр, объявленный советской властью "своим", становился для осовеченного уже русского человека не только предметом внимания, но и неким объектом для приложения самых возвышенных чувств, - сочувствия, сострадания и прочего гуманизма.    

И, конечно, первую строчку в списке этих чужих, к которым советский человек должен был проявлять особое сочувствие и сострадание, по понятным причинам занимали евреи. Конечно, для вчерашних кубанских казаков это были люди чужие - ибо они появились в русских городах в массовом количестве только после отмены черты оседлости в 1917 году. Но они в значительной степени олицетворяли саму советскую власть, и сочувственное и трепетное отношение к этим чужим, доходившее до героизма и самопожертвования ради спасения жизней евреев, было в рамках советского социального менталитета признаком высшего проявления гуманизма.


Здесь оба полюса - ненависть к своим, взаимное отчуждение и подозрение к своим ближайшим сородичам, соседям, родственникам, и экзальтированное и сильно идеологизированное сочувствие ко всяком чужому - были одинаково необходимы и обязательны друг для друга. Без этого второго полюса советский человек оставался бы обычным расчеловеченным животным, который вообще равнодушен к другим людям. И коммунисты (в числе которых в первые два десятилетия советской власти было много евреев, которые в значительной степени и конструировали советского человека) предлагали советскому человеку подмену - проявить гуманизм в отношении чужих. "Возненавидь ближнего своего, и  возлюби всякого чужого,"  - такова была заповедь коммунистов советскому человеку. И этот второй полюс был обязателен для первого, так как он придавал советской социальности как бы некий оттенок особого советского гуманизма  - причем, как это внушалось советским людям, очень возвышенного, вплоть до готовности отдать свою жизнь за чужих.


Конечно, это было чистой воды подменой и социальным извращением. Для чего она нужна была коммунистам - это отдельный вопрос. Соломатин, в принципе, мыслит в правильном направлении, увязывая такую социальную конструкцию советского человека с вопросами сохранения власти. Были здесь и чисто этнические моменты, конечно - ибо для евреев, игравших значительную роль в формировании советской идеологии и социальности, именно таким образом сконструированный советский человек представлялся наиболее удобным. Но нужно понимать, что прямым следствием таким образом сконструированного советского человека было его самоуничтожение. Этот механизм неприятия и равнодушия к своим и экзальтированного преклонения и принятия чужих был совершенно противоестественным, а в рамках более-менее длительного периода неизбежно превращался в механизм социального самоуничтожения, ибо весь этот механизм был абсолютно асоциален и противоестественен по своей природе.

И, надо добавить, эта социально-ментальная мина самоуничтожения, заложенная коммунистами, работает до сих пор. Достаточно посмотреть на наших леваков и либералов - которые являются основными носителями советской ментальности сегодня: для них любой русский - это чужой, а любой нерусский - свой, и ради чужаков (будь то мигранты из Средней Азии или кавказцы) наши левые и либерали готовы в лепешку разбиться, а вот беды, проблемы и страдания обычных русских людей у наших леваков и либералов никакого сочувствия не вызывают.

Поэтому, собственно, русский национализм сегодня является не просто необходимым для России, а просто-таки спасительным, ибо он позволяет вернуться к нормальным, естественным - несоветским - социальным представлениям. И здесь вопрос состоит не в ксенофобии или шовинизме, а в восстановлении базовых человеческих представлений и социальных практик, которых советские люди были лишены и которых лишены - как носители советской асоциальной ментальности - наши леваки и либералы. Русский национализм призван обезвредить эту мину самоуничтожения, заложенную большевиками, и вернуть наше общество и страну к естественной социальной жизни, которой живет весь цивилизованный мир (а сегодня это уже не только западный мир).
Tags: Еврейский вопрос, Русский национализм, Советчина
Subscribe

  • У власти в Эрэфии поганые троцкисты

    Вот, кстати, да - Эрик абсолютно прав, я тут с ним совершенно согласен. Понятно, что нынешний экономический строй и политический режим в Эрэфии…

  • Молитвенные глубины

    Что меня часто удивляет в советских-рашкованских людях - так это полное непонимание ими смысла религии и религиозного чувства. Совки ведь все -…

  • Кремлевские многонационалы пиарят русских миру

    Ну, вы поняли, да? Что еще могут показать русские в качестве своих достижений? Что-нибудь такое русское, национальное, исконно-посконное? Так топор…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments