runo_lj (runo_lj) wrote,
runo_lj
runo_lj

Мы пойдем другим путем (7)

Мы пойдем другим путем (1)
Мы пойдем другим путем (2)
Мы пойдем другим путем (3)
Мы пойдем другим путем (4)
Мы пойдем другим путем (5) 
Мы пойдем другим путем (6) 

Опять-таки о национальном русском государстве и демократии.

Сальери (историк Волков) сегодня написал о своих детских и интеллигентских страхах перед демократией. Волков - довольно средний историк, который написал пару-тройку неплохих работ по социальному составу участников гражданской войны и дореволюционного чиновничества, за что снискал любовь и признание у наших юродивых "белогвардейцев" - тех клоунов, которые пытаются изображать из себя поручиков Голицыных и корнетов Оболенских. В общем-то, работы Волкова ничем особо не замечательны и ординарны для историка, если бы они не коснулись до того полузапретной в СССР белогвардейской темы, столь модной сегодня в некоторых либеральных кругах постсоветских (особенно московских) полуинтеллигентов. Тем не менее, та публика, которая по старинке подкручивает перед зеркалом усики и ставит букву "ять" в каждом предложении, считает Волкова большим ученым и знатоком социологии.   

Привожу высказывание Волкова полностью:

Идеализм против прагматизма

Юзер sapojnik в очередной раз ополчился на не верящих в святую силу демократии последователей Радзиховского. Сапожник жаждет честных и свободных выборов (будь, что будет, но пусть торжествует демократия). Но точно того же самого желают и ненавистные ему русские националисты (полагая, что уж тогда-то «сапожникам» крышка). Вполне очевидно, что подход Сапожника – идеалистический, националистов и Радзиховского – прагматический.

Сапожнику (хотя него с русскими националистами больше общего, чем у меня с ним) мне оставалось бы только посочувствовать, если бы проблема эта не носила чисто академического характера. Демократия, к счастью, вещь невозможная (иначе приличным людям оставалось бы только повеситься), а реальные выборы практикуются обычно только тогда, когда ничего принципиально изменить не могут: либо если соперники неантагонистичны (как в зап.странах), либо когда есть кому (напр., армии в Турции или Алжире) при необходимости исправить неудачный исход.

Сапожник в этой части своих пристрастий вполне последователен и готов принять (я верю, он человек искренний) неблагоприятное для собственной участи решение большинства (ну разве пожалуется, что «голоса неправильно посчитали»). Для меня прелесть мазохизма (сознательный демократ – либо дурак, либо мазохист) так же непостижима и непредставима, как, скажем, гомосексуализма (если некоторое большинство решит меня истребить, проникнуться уважением к такому волеизъявлению совершенно не способен – отстреливаться постараюсь до последнего), но о вкусах не спорят, так что претензий к нему нет.

Разочаровывает Радзиховский, которого я всегда считал весьма умным (едва ли не единственно умным из мне заметных) человеком в его среде. Видно чтобы адекватно «прогнозировать», умным быть недостаточно (подход-то у него правильный), потребно быть еще и свободным от собственных комплексов и не путать самое тобой нелюбимое с самым для тебя опасным (что не всегда совпадает).

Эдакий Обломов  с барским великодушием рассуждает об отмене крепостного права. "К счастью, освобождение крестьян вещь невозможная - иначе приличным людям оставалось бы только повеситься". Примерно так рассуждали те, кто довел страну до революции и гражданской войны и те, чьи ошибки с таким воодушевлением сегодня по-клоунски копирует Волков. 

Ничего умного или нового  Волков не сказал, лишь повторил тезисы того же Радзиховского, которого, как мы видим, он считает ориентиром в социальных оценках и прогнозах. Все эти разговоры о невозможности в России демократии ведутся уже очень давно и лишь варьируются в двух версиях: 1. демократия невозможно в принципе (сталинисты и либеральные "монархисты") 2. демократия невозможна именно и только в России и только для русского народа (те же самые плюс патентованные россиянские номенклатурные либералы и прочая русоюфская сволочь, вроде Радзиховского). 

Обсуждать всерьез с этой публикой возможность или невозможность демократии вообще и демократии в России в частности - дело глупое, так как за их утвержданиями не стоит ничего, кроме страха перед русским народом, перед историей и перед свободой. Нынешнее положение этих господ вполне устраивает  - как устраивали порядки крепостнической России все тех же обломовых. Поэтому они будут верещать о чем угодно,  - о  монархии, о Сталине или Гитлере, лишь бы ничего не менять в своем вполне комфортном положении. 

Крупкин на подобные утверждения о невозможности демократии ехидно замечает: 

Да, да. И ДВИЖЕНИЕ тоже, к счастью вещь совершенно невозможная (иначе приличные люди давно сошли бы с ума, как то показал еще мудрейший Зенон).

Идиот

Парадокс в том, что Обломовы под логикой общественного развития рано или поздно превращаются в князей Мышкиных. Или в человека из подполья. Я не берусь судить, насколько Волков является приличным человеком (это пошлейшее словосочетание из жаргона еврейской советской интеллигенции просто уже оскобину набило), но то, что его позиция отдает идиотизмом  - это точно. Причем это касается не только гражданской позиции Волкова, когда он занял идиотскую позицию по скандалу вокруг пособия Вдовина-Барсенкова. Ведь слово идиот (от др.-греч. ἰδιώτης — невежда, неуч, букв. отдельный, частный человек, не принимающий участия в общественной жизни) по греческой этимологии, первоначально имело именно такое значение - частный человек, который не участвует в гражданской жизни полиса.     

Но этим же идиотизмом пронизаны все рассуждаения Волкова и подобной публики о демократии. Ведь чем умный человек отличается от дурака? Тем, что умный не только что-то делает правильно, но делает это вовремя и при  соответствующих обстоятельствах. По меткому выражению Галковского: "Беда не в том, что дурак действует неправильно. Он действует правильно. Но в неправильной последовательности. Рыдает на свадьбе и пляшет на похоронах".

Но беда еще и в том, что русская дурость - это ведь болезнь тех, кому по статусу и положению вроде бы нужно быть умным. Это болезнь образованного класса, чиновничества и интеллигенции. Простой русский человек жизнь знает, ему быть дураком нельзя - иначе пропадет или сгинет. А русская интеллигенция, так уж получилось, жизнь изучает по книжкам, причем чаще всего по иностранным. Поэтому у нее картинка в голове относительно реалий вообще и особенно реалий российских - это какая-то мозаика, где отдельные узоры никак не связаны друг с другом, и еще меньше  - с реальной жизнью. Отсюда все наши беды. Мы телегу все время ставим впереди лошади. И глупость здесь не в том, что телега и лошадь стоят рядом, а в том, что не в той последовательности  стоят. 

Вот и рассуждания Волкова о демократии - такая же дурь и идиотизм. Человек не понимает, что поручик Голицын и корнет Оболенский - сами по себе замечательные люди. И песня хорошая. Но тянуть ее сегодня, при нынешних условиях и обстоятельствах  - все равно что в обгаженных штанах ходить. В штаны не принято опоржняться - для этого существуют специальные места, и перед тем нужно все-таки штаны снимать.   

Объясняю почему.
(продолжение следует) 

Tags: Русский национализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments