runo_lj (runo_lj) wrote,
runo_lj
runo_lj

Category:

Ужасы нашего городка

С. Обогуев последнюю неделю публикует в своем ЖЖ материалы по репрессированными ОГПУ в конце 20-х годов. Фотографии, краткие справки, документы по мерам, принятым ЧК в отношении жен и детей "врагов народа". Только факты и фотографии, без всяких комментариев. Жуткая картина. Вот, например.



Павел Григорьевич Опанасенко

Родился в 1895 году  в селе Терешовка Белоцерковского уезда Киевской губернии.
Беспартийный.
Студент I курса МГУ.
Проживал в Москве, Староконюшенный переулок, д. 28, кв. 16.

Арестован 4 марта 1930 г.
Обвинение: контр-революционная и шпионская деятельность.
Приговорён коллегией ОГПУ к смертной казни 23 апреля 1930 г.
Расстрелян через 5 дней.

Оправдан в 1957.

 
Владимир Романович Захаров-Антонов

Родился в 1893 году в селе Большое Андросово
    Сергачского р-на Арзамасского округа Нижегородского края
Беспартийный.
Образование высшее.
Научный работник лаборатории
    при Коммунистическом университете им. Свердлова.
Проживал в Москве, Глазовский переулок, д. 9А/5, кв. 6.

Арестован 29 декабря 1929 г.
Обвинение: контр-революционная деятельность,
    шпионаж, саботаж и терроризм.
Приговорён коллегией ОГПУ к смертной казни 13 августа 1930 г.
Расстрелян через 4 дня.

Оправдан в 1989.

"Страрорежимных элементов" (бывших русских офицеров, священников, предпринимателей) среди убитых ЧК в эти годы на удивление мало. В основном - рабочие, служащие, студенты, ученые. Разной национальности, но в основном русские, конечно. Социальное происхождение тоже вполне себе рабоче-крестьянское - в основном выходцы из деревень и сел, которые еще в годы "царского режима" переехали в города и закончили универститеты.    

У нас много говорят об уничтожении дворян (это особенно впечатлило тех, кто потом смог уехать в эмиграцию) и советских же партийцев и чекистов (это стало трагедией для евреев и незалечимой раной для всей Партии). Пишут о трагедии крестьянства - просто уж невероятно велика была та трагедия по масштабам и последствиям. То есть о всех вышеуказанных есть кому помнить и вспоминать.

Но ведь репрессии, строго говоря, начались не  в 30-е, и даже не в 20-е. Они шли постоянно с момента захвата власти большевиками. Репрессии и террор стали одним из главным инструментов утверждения новой власти. И направлены они были вовсе не только против определенных социальных классов и и групп, а против населения как такового. Для этого не нужно было убивать всех или слишком многих. Только некоторых. Но делать это регулярно и демонстративно. Этого было достаточно, чтобы запугать остальных и привести к покорности всю страну.


Выбор ЧК

По каким критериям ЧК выбирало себе жертвы? На первый взгляд, никакой системы не просматривается. Часто в расстрельный списки попадали совершенно случайные люди, ставшие жертвами банальных доносов со стороны коллег, соседей, завистливых родственников. Ну, жилплощадь, например, не поделили. Написал донос в ЧК -  и проблема может разрешиться. Вот довольно типичная история такого рода - жена ушла к любовнику и поквиталась с мужем с помощью ЧК :

Дорогая добрая Екатирина Павловна.

Вам пишет Женя Мальчевская. Получила от Вас 30 р., большое вам спасибо за не отказную прозьбу. Получила от вас маленькую весточку, вы просите написать вам где папочкино дело: оно в Харькове в судебной тройке о.г.п.у.

Я имела с ним свидание, он клянется, что его оговорили, оговорили его враги, мая мама. Она живет с другим мужем. Дорогая Екатирина Павловна папочке грозит 54 ст. п. 13 У.К. в плоть до рострела, прошу вас на коленях со слезами спасите папочку, спасите, его оговорили. Я клянусь вам, что я всю свою жизнь буду работать и трудиться для соцеализма и папочка мой ему 55 лет тоже отдаст все свои последние силы. Вы знаете меня Екатирина Павловна, я жила с папочкой в сылке, холодала, голодала, а теперь я останусь серотой. Очень очень вас прошу спасите папочку, спасите.

Пока всего хорошего прошу исполнить мою прозьбу.

Целую вас крепко.

Женя Мальчевская

Думаю, что таких историй было немало. И все же, мне кажется, определенный принцип отбора жертв существовал - на уровне "революционного чекистского сознания". И состоял он в том, что убить нужно было прежде всего тех, кто мог представалять хоть какую-то потенциалльную угозу или оппозицию новой власти. А уж кто именно мог такую угрозу и оппозицию составить - это решать предоставлялось самим рядовым чекистам. Отсюда такой разброс и кажущаяся бессистемность в выборе жертв  - у всех чекистов ведь были разные представления о "враге народа". Но  понятно, что под каток репрессий попадали, прежде всего, самые умные, сильные и независимые по характеру и взглядам.

"Ишь ты, как смело смотрит.Ну-ну. Щас мы тебе глазки-то соколиные выклюем".
"Смотри-ка, какой вумный. И в очках. И говорит непонятно. Наверняка замышляет что-то. Ну-ну."
"Болтает что-то слишком много, весельчак эдакий. За что и любят его больше в коллективе, чем товарища парторга Золотожопова. Непорядок. Подрезать бы ему язычок-то."  
"Этот сильный слишком и в плечах широк. На две головы меня, чекиста Ежупенькова, выше. И девки на него глядят, а не на меня, такого красивого в этой кожанке. Если что начется и окажет сопротивление - не справимся. Лучше уж сразу ликвидировать".    

Собственно, именно поэтому можно говорить, что логика революции и террора требовала уничтожения самых лучших  - самых сильных, умных, независимых, волевых. И путь спасения для таковых был только один - самим стать чекистами и партийцами. Чего многие русские люди, по понятым причинам, гнушались. (Врочем, даже близость к партийным и чекистским кругам ничего не гарантировала: Захаров-Антонов (на второй фотографии) был студентом Коммунистического университета им. Свердлова  - чем там занимались, можно судить по этому. То есть партийным функционером и пропагандистом стать готовился. А позднее террор в основном уже по верхам только и покатился).    

Собственно, именно это и составило суть большевицкой социальной революции и классовой борьбы в 20-е-30-годы. Шла обычная борьба за выживание, но в условиях революции и террора она приняла  особенные формы, когда подонки и отбросы получили возможность вести настоящую войну против лучших людей страны. Удержание власти и своего социального статуса требовало от подонков начисто "зачистить поляну", чтобы избежать малейшей угрозы своему положению - даже в мыслях.

Плюс ко всему, эта социальная война худших против лучших необычайно обострялась в связи с национальными особенностями подонков. Не забывайте, что служить советской власти в 20-30- годы особенно ретиво шли евреи, например. И уничтожить все лучшее, что было у гоев, требовал не только завоеванный ими социальный статус, но и национальные и религиозные особенности местечкового воспитания. Поэтому дедушка какого-нибудь Мити Ольшанского, например, работал с утра до ночи, освобождая место для своего внука. По причинам как социальным, так и нациоаньным.

Совок-2

Мне скажут, что все это мои досужие фантазии и клевета на родную Совдепию. Но ведь самое-то смешное, что все то же самое мы можем воочию наблюдать и сегодня. Конечно, сегодня режим эрэфии редко прибегает к прямым убийствам и тюрьмам. Но политическая логика и политическая природа нынешнего режима, в сущности, осталась той же самой.

Ведь не секрет, что разборки между россиянскими бизнесменами в ходе конкурентной борьбы редко обходятся без привлечения "силовых структур".  Отсюда особая роль чиновничества, ментов и гебни в российском бизнесе. Если у тебя нет надежной крыши в этих структурах -  ты обречен. В 20-30 годы чекистов натраливали на соседей, занимавших лишнюю жилплощадь. Сегодня все тех же чекистов и прокуроров натравливают на конкурента по бизнесу.

А в политике разве не то же самое? Разве не видно все то же желание режима полностью зачистить политическое поле - чтобы  трава не росла? И разве не ведет кремлевская гопота бесконечную войну против всего самого лучшего и достойного, что еще сохранилось в России?    

Tags: Общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments