Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Черепаха, Ахиллес и скорость света (3)

Как видим, простенькая игра в пятнашки оказывается довольно непростой задачей для математики и нашего слабосильного разума. "Не все так просто в этом мире, детки". И теперь правила игры такие:

1. Чтобы одна точка "догнала" другую, необходимо ввести минимальное расстояние, минимальный кружок, при попадании в который догоняющей точки мы будем считать, что она догнала точку с шапкой-невидимкой.
2. Скорость догоняющей точки должна быть больше скорости убегающей точки.
3. Разница между этими скоростями должна быть достаточной и задаваться минимальным кружком e. То есть если обозначить скорость догоняющей точки как V2, а скорость убегающей как V1, то должно соблюдаться условие: (V2-V1)>e.

Но и это еще не все. Нам ведь еще нужно, чтобы точки бежали и останавливались синхронно. Нужен судья - чувак со свистком (или третья точка), который будет синхронизировать эти перебежки. И вот тут уже начинается полная жопа, так как проблема синхронизации тоже очень непростая. Свисток - это хорошо, но на очень больших (или наоборот, очень маленьких) расстояниях его можно не услышать. Лучше махать флажком. То есть синхронизировать перемещение точек с помощью света. Но если e станет очень-очень маленькой, то и сама скорость света становится значимой величиной для синхронизации этих перебежек.

Ну а теперь подумаем, что все это может означать для физики. То есть как пространство и движение может быть задано в физическом мире. "Окрестность" точки, то есть минимальное расстояние. С физической точки зрения, это может означать, что никакая частица в принципе не может быть локализована в пространстве как математическая точка, имеющая абсолютно точную математическую координату в какой-то системе координат. Проще говоря, частица должна иметь как бы "размер". Что означает этот "размер" - то ли это какой-то "шарик", то ли это точка, блуждающая в заданной окрестности, то ли это сфера вокруг точки, задаваемая как-то физически - значение не имеет. Важно только, чтобы какая-то область в пространстве могла быть идентифицирована как область, в которой эта частица находится. И как только какая-то другая физическая система - другая частица или волна - перейдет эту границу, можно будет считать, что game is over, взаимодействие состоялось, мы догнали частицу, в пространстве произошел контакт. То есть мы частицу "запятнали" - примерно как в описанной игре людей на определенном расстоянии уже можно мгновенно вытянуть руку и дотронуться до игрока.

В физике это, видимо, и будет означать мгновенную передачу энергии в виде кванта. Квантование энергии, как мы уже отмечали ранее, это не какая-то такая особая хитрость - необходимость квантования на небольших расстояниях есть следствие самого представления о физически определенном пространстве, о локализованной в пространстве физической системе. Непрерывная передача энергии была бы возможна, только если бы физические объекты были математическими идеальными точками. Но, как мы показали, такие математические точки не могут существовать в мире, где есть движение и скорость - то есть не могут существовать в физическом мире. Нужна определенность, ибо никаких идеальных точек и бесконечных величин в физическом мире быть не может. Если нечто существует физически, как некая частица, локализованная в пространстве, то она может существовать только как область локализации. Ну и, соответственно, взаимодействие с частицей в пространстве должно быть мгновенным, и энергия может передаваться только дискретно - то есть в форме квантов энергии.

Черепаха, Ахиллес и скорость света (2)

В принципе, примерно так эта проблема движения и решается в математике. В высшей математике, при дифференциальном и интегральном исчислении, этот кружочек, который мы мысленно нарисовали вокруг точки, называется "окрестностью точки". И вводится это понятие так: пусть есть любое произвольное число (эпсилон), большее нуля, тогда "окрестностью точки" мы будем называть все множество точек вокруг данной точки, расстояние до которых от данной точки (разница между которыми и данной величиной) меньше эпсилон. То есть это и есть задание расстояния. Точка сама по себе, как математическое представление, не имеющее размеров, оказывается бессмысленным представлением для описания движения. Нужно еще задать расстояние, нарисовать кружочек вокруг точки, и только тогда точка примет какой-то смысл в терминах движения. Эпсилон (окрестность точки) может быть любой, - маленькой, очень маленькой, охуенно и невъебенно маленькой, супер-пупер-микроскопической, - но это должна быть определенная величина, определенное число. И после этого уже можно вводить понятия предела, бесконечно малых величин и ваять всю эту хуету высшей математики.

Достаточно ли этих двух условий в нашей игре в догонялки двух точек - заданного расстояния и условия, что скорость убегающей точки всегда меньше скорости догоняющей - чтобы вторая точка все-таки догнала первую? Вроде бы да. Но на самом деле нет. В самом деле, ведь для того, чтобы вторая точка при очередной перебежке все-таки оказалась в этом кружке "эпсилон" (e), необходимо, чтобы при какой-то перебежке точка с шапкой-невидимкой пробежала расстояние, меньшее e. Если же она все время будет убегать с прежнего места на расстояние, больше e - пусть даже это расстояние будет каждый раз уменьшаться - вторая точка попасть в кружок e не сможет. Для наглядности мы можем нарисовать еще один кружок вокруг точки с шапкой-невидимкой с радиусом, больше e - радиусом r. И принять, что вторая (догоняющая) точка после какой-то перебежки оказалась на этом расстоянии r. Но при определенных условиях расстояние между двумя точками все равно может все время оказываться больше e, то есть, если его обозначить s: (e)<(s)<(r). Расстояние (s) между двумя точками будет уменьшаться, но совсем не обязательно оно станет в какой-то момент меньше (e). То есть задать только расстояние через кружок e, и принять, что скорость догоняющей точки больше скорости убегающей точке - еще вовсе недостаточно. Необходимо и сами эти скорости определить через принятое расстояние e. Только тогда и скорость станет величиной определенной. Скорость должна быть задана и определена через расстояние. Отношение (разница) скоростей - еще условие недостаточное. Нужна определенность этой скорости через заданное расстояние. Ну, а время в данной игре по умолчанию принимается одинаковым, так как предполагается, что, пока догоняющая точка бежит туда, где убегающая точка засветилась в последний раз, точка с шапкой-невидимкой за то же время успевает убежать на новое место.

Но это пока все математика. Хотя, конечно, уже и не совсем. Ибо в математике определенность величины может быть задана только абстрактно. Что такое этот кружочек e? Это какое-то число. Которое предполагается неизменным. Но число неизменным быть не может, так как в нем нет никакой материи, в нем нет никакого нематематического содержания, которое его делало бы неизменным. И это e существует как определенность, только при условии, что само понятие числа уже привязано к какому-то содержанию. Ведь если расстояние e будет равно двум, то, приняв за единицу расстояния какую-то другую величину, е может стать равным трем или четырем или десяти. Говоря об определенности e как об определенном расстоянии, мы уже молчаливо предполагаем, что расстояние имеет какое-то свое содержание, уже не только чисто математическое. Что такое два или пять или десять? Много это или мало? А хуй его знает. В математике нет представления, которое бы определяло эти величины как нечто содержательное и значимое. И миллиард в математике ничем не хуже одной миллионной. А вот два килограмма, два метра, две секунды - это уже что-то содержательное. Здесь уже число как чистая идеальная форма имеет и свое содержание, которое придает смысл и определенность самому числу.

То есть когда мы говорим, что мы задали расстояние e с помощью какого-то числа - это уже не чистая математика. И уж тем более не являются чистой математикой вот эти перебежки и беготня точек с места на место. В математике нет движения, движение еще требует своего определения через математические представления и математические формы. И когда мы вводили эти понятия "расстояния" и "скорости", мы уже вышли за пределы чистой математики, и начали описывать мир материи. В самой математике это невозможно - что и показывают апории Зенона. В математике движение описано быть не может только на основе чисто математических представлений - то есть представления о числе как отношении больше-меньше. Поэтому описание этой игры двух точек в пятнашки - это уже не чистая математика. Это уже нечто большее, выходящее за пределы чистой математики.

Хотя, конечно, это все-таки математика. И вся эта математическая хуета приобретает смысл только при определении действительных величин - то есть величин физических.

Черепаха, Ахиллес и скорость света

Теория Большого взрыва в свете философии триединого бытия
Да будет свет!
Свет в окошке
Фундаментальная сила
Сила инерции и сила гравитации
Что такое поле?
Поле чудес


Проведем такой мысленный эксперимент. Допустим, у нас есть в какой-то точке один электрический заряд, а на достаточно большом расстоянии от него находится другой заряд, противоположный, и в силу возникшей между ними силы Кулона в электрическом поле второй заряд начинает двигаться к первому (других сил нет). При этом примем, что оба заряда - точечные, то есть являются математическими точками, не имеющими размера, и первый заряд находится в неподвижности. И вот второй заряд приближается в первому все ближе и ближе, постепенно набирая скорость, и, когда он приблизится к первому заряду, мы в этот момент возьмем микроскоп и будет через него смотреть на дальнейшее его движение. При этом микроскоп увеличивает масштаб, ну скажем, в 100 раз. Что мы увидим? Мы увидим, что под микроскопом второй заряд все так же очень далеко удален от первого, и продолжает к нему двигаться, постепенно набирая скорость. И если в момент, когда второй заряд снова приблизится к первому, мы снова увеличим масштаб в 100 раз (взяв еще более сильный микроскоп) - ничего не изменится, и второй заряд будет находиться все так же далеко от первого. Повторяя раз за разом эту операцию, постепенно увеличивая масштаб, мы будем видеть одну и ту же картину: одна точка с возрастающей скоростью приближается ко второй, никогда ее не достигая.

Представленный процесс - в сущности, тот же самый, что в известной апории Зенона про Ахиллеса и черепаху, с помощью которой Зенон доказывал, что движения нет. Если Ахиллес увидит черепаху и побежит к тому месту, где он ее увидел, то за время, пока бежит Ахиллес, черепаха сама успеет немного передвинуться, и на том месте, где ее видел Ахиллес, ее уже не будет. Ахиллес снова заметит черепаху и снова побежит к тому месту, где он ее заметил. Но пока он бежит к этому месту, черепаха успеет с него убежать. И Ахиллес снова обнаружит, что черепахи на этом месте уже нет. И, таким образом, получается, что Ахиллес никогда не поймает черепаху, так как каждый раз, пока он бежит к тому месту, где он ее видел, черепаха успеет еще немного переместиться.

Тем не менее, понятно, что в действительности Ахиллес черепаху все-таки поймает и что движение происходит. В чем же суть этой апории Зенона, где здесь подвох, почему при таком представлении движения движение оказывается фикцией? Подвох здесь состоит в том, что расстояние в апории не задано и не определено. Скорость черепахи предполагается гораздо меньшей, чем скорость Ахиллеса (Ахиллес был очень быстрым бегуном), но ни скорость черепахи, ни скорость Ахиллеса не заданы и не определены. И поскольку Ахиллес в этой апории бежит на самом деле не за черепахой, а от одного места к другому с помощью дискретных перемещений, так же, как и черепаха перемещается дискретно, а дискретный отрезок, преодоленный Ахиллесом, зависит от дискретного отрезка, пройденного при своем предыдущем перемещении черепахой - в итоге получается, что Ахиллес черепаху не догонит. Но он ее при таких условиях в принципе догнать не может, так как здесь нет ни расстояния, ни скоростей как чего-то определенного, есть только функция перемещения Ахиллеса, зависимая от перемещений черепахи, которые соотносятся друг к другу как вложенные дискретные, неопределенного размера, отрезки. Поэтому естественно, что там, где нет определенности расстояния - нет и пространства, нет и движения, и движение оказывается фикцией.

Чтобы это стало лучше понятно, приведем еще один пример, который будет сочетать в себе два предыдущих. Допустим, что двое играют в пятнашки, и при этом у одного из игроков - того, который убегает - есть шапка-невидимка. Правила игры таковы: игрок, у которого есть шапка-невидимка, снимает шапку каждый раз, когда второй игрок перемещается на то месте, где первый игрок снимал шапку в предыдущий раз. Ну то есть игрок с шапкой-невидимкой снимает шапку, показывая тем самым, где он находится, потом снова одевает шапку, становясь невидимым, и бежит с этого места в любое другое. А второй игрок, увидев первого, бежит на то место, где он увидел первого, пока первый, снова надев шапку, с него убегает. Но когда второй игрок прибегает на то место, где первый снял шапку, убегающий должен остановиться, снова снять шапку и показать, где он находится на этот раз.

Понятно, что поймать при таких условиях игрока с шапкой-невидимкой будет возможно только при условии, что он убегает с места, где он "засветился" в последний раз, медленнее, чем второй игрок бежит к этому месту. Если скорость игроков будет хотя бы равна - поймать игрока с шапкой-невидимкой будет невозможно. Если же его скорость будет меньше, то второй игрок каждый раз, при очередном этапе "засветки", будет находиться к игроку с шапкой все ближе и ближе, в какую бы сторону он ни убегал, надевая шапку. И в какой-то момент второй игрок окажется к игроку с шапкой-невидимкой так близко, что он сможет просто протянуть руку и схватить его или запятнать, дотронуться.

Но это при условии, что "поймать" в этой игре означает дотронуться или схватить рукой. То есть при условии, что когда расстояние между игроками сократится до какого-то минимального, это расстояние может быть ликвидировано путем мгновенного выброса руки. То есть когда задано минимальное расстояние, которое можно считать нулевым. А если такого минимального расстояния нет? Если в шапку-невидимку играют не люди, а две точки, и условием игры является не схватить или дотронуться рукой, а совмещение двух точек в одной точке? Тогда мы при постепенном приближении одной точки к другой можем просто легко увеличить масштаб, как мы сделали в первом примере, и игра будет продолжена снова. И продолжаться она будет до бесконечности, так как вторая точка никогда не сможет совместиться с первой в пространстве. Даже если принять, что скорость точки, бегающей под шапкой-невидимкой, всегда меньше скорости второй точки, которая ее догоняет.

И причина этого парадокса та же самая, что и в апории Зенона: в условиях этой игры расстояние не задано, не определено. А значит, и никакого определенного пространства здесь нет, и при таких условиях понятие тождественности двух точек в одном пространстве (их совпадение) теряет смысл. Должно быть минимальное расстояние, минимальный отрезок, который будет задавать пространство, и который предотвратит произвольное увеличение масштаба, когда вся игра начинается снова. Ну, скажем, какая-то из двух точек (хотя бы одна - например, та, что убегает) должна превратиться из математической точки, не имеющей размера, в кружочек с определенным, заданным и неизменным радиусом. И тогда этот радиус и будет задавать окружность, попадая в которую, вторая точка "догоняет" первую, тем самым завершая игру.

Мелкие места большой философии (7)

Тождественность себе - главное "свойство" вещи-как-бытия. И главная же проблема познания. Вещь-бытие только потому и есть вещь-бытие, что она остается неявленной. Мы ее не видим, не можем о ней ничего помыслить как о чем-то сущем. Для нас и для всего сущего вещь существует только как вещь-явление. И только через вещь-явление, данную нам в наших субъективных формах, мы можем увидеть или помыслить о вещи-бытии - ибо вещь-явление и вещь-бытие - это одна и та же вещь, только в разных своих ипостасях. Но поскольку, чтобы явиться и стать сущим, вещь должна и может явиться только в формах, присущих тем, кому она является, она, будучи явленной, уже не может оставаться вещью-самой-по-себе - ведь это уже вещь для нас, а не вещь-сама-по-себе. Дерево как сущее, как вещь-явление, может существовать уже только как дерево-для-человека, дерево-для-кошки, дерево-для-птицы. То есть в субъективном мире человека, кошки или птицы и в их субъективных формах. Но субъективная форма дерева - это уже не дерево-само-по-себе или дерево-как-оно-есть. Это уже именно дерево для человека или для птицы, дерево, как оно есть для человека или для птицы.

Вот почему вещь-бытие или вещь-сама-по-себе остается принципиально не явленной. Вовсе не потому, что здесь какая-то страшная тайна или попытка ускользнуть от познающего взгляда человека. А только потому, что вещь-бытие может быть - именно как вещь-бытие, как вещь-сама-по-себе - только вне каких-либо субъективных форм, только так оставаясь бытием объективным и себе тождественным. И по этой же причине всякая вещь всегда имеет две ипостаси - вещи-бытия и вещи-явления. Если бы у вещи была только одна ипостась вещи-бытия, она бы не смогла стать сущим и явиться другим вещам, став частью мира среди других вещей. Но если бы у вещи была только одна ипостась вещи-явления, она бы утратила тождественность себе, перестала бы быть собой, утратив свое бытие. Двуипостасность вещей - это не каприз, и не излишество. Это единственный способ того, как бытие может быть. Это способ бытия самого бытия.

Поэтому бытие едино в двух своих ипостасях. Вещь-бытие и вещь-явление - это одно, это и есть сама вещь. Вещь есть вещь двуипостасная. Говоря о вещи-бытии, мы говорим о вещи-явлении, а говоря о вещи-явлении, мы говорим о вещи-бытии. А познавая вещь-явление, мы приходим к вещи-бытии и познаем саму вещь.

Но это же становится и главной проблемой познания. Поскольку вещь-бытие всегда остается принципиально неявленной, а является вещь только через свою вторую ипостась, через вещь-явление, вещь-бытие и вещь-явление как бы отделены друг от друга и существуют в двух отдельных ипостасях. И этот разрыв и отдельное существование двух ипостасей вещи и создает основные проблемы познания, а именно: как через вещь-явление мы приходим к познанию вещи-как-бытия, вещи-самой-по-себе.

Например, определение тождественности вещи (или говоря другими словами, опознание вещи, узнавание вещи, ее идентификация) - серьезная проблема, которая возникает на каждом шагу. Представим, что мы во время отпуска вдруг увидели старого нашего товарища, друга детства Юру, с которым мы уже не виделись много лет. Вроде бы очень похож на него, и проглядывает в нем все тот же Юрка, которого мы знали с детства. И вот мы ходим вокруг и мучаемся, тот ли это Юрка или нет. Наконец, мы решаемся прямо спросить его об этом: "Юрка? Бутылин? Ты что ли?" "Ба! Колян! - узнает нас Юрка в ответ - Офигеть! Вот уж не думал, что снова встретимся! Ну давай-давай, пошли, присядем что ли...Щас я только Верке своей позвоню, скажу, чтобы тоже подруливала", - суетится растроганный и обрадованный Юрка.

Что здесь произошло? Произошло опознание тождества встреченного нами человека с тем человеком, которого мы знали в детстве. Несмотря на все перемены, Юрка остался Юркой - то есть как вещь-бытие он остался себе тождественным, что и позволило нам его опознать, спустя много лет с момента последней встречи.

Опознание предметов, понятное дело, происходит несколько иначе - ведь вещь не может нам сказать, та ли она самая вещь, о которой мы думаем, или другая. Поэтому, например, идентификация орудия преступления, - то есть доказательство того, что пистолет, представленный следствию, и есть тот самый, из которого был совершен выстрел во время убийства, - требует определенных оснований. Но по сути здесь происходит то же самое - установление тождественности вещи, ее опознание. Той же цели служат и другие улики и показания свидетелей: что это именно тот автомобиль, на котором приехал убийца, что на куртке именно та кровь, которая была у жертвы, что свидетели видели именно этого человека. То есть проблема тут именно в том, как через внешние признаки, через вещи-явления, установить тождество вещей как вещей-бытия.

Человек - единственное существо, которое может сознательно лгать. То есть сознательно искажать вещи-как-явления, не сообразуясь с вещами-как-бытием. Кошки вроде бы пытаются иногда хитрить, но получается не очень. А собаки и вовсе просты и простодушны. А вот человек может лгать сознательно. Более того, именно этим он и занимается в значительной части своей жизни. Для обмана и лжи люди меняют внешность, паспорта, для этого лгут политики и уважаемые общественные деятели. И суть всей этой лжи именно в том и состоит, чтобы, воспользовавшись тем, что вещи-бытие и вещи-явления существуют в двух разных ипостасях, через искажение явлений скрыть вещи-как-бытие. Люди очень часто пытаются выдать себя за то, что они не есть. Они подменяют предметы. Они лгут, чтобы создать ложные представления, через пропаганду, культуру, искусство. И весь человеческий мир (как мир социальный) в итоге превращается в театр - где все носят маски и разыгрывают роли по каким-то сценариям. Бытие остается за кулисами театра. А мы все - зрители. Потому что так устроен сам мир, и его бытие всегда скрыто за своим явлением, а мир-как-явление существует отдельно от мира-как-бытия, в двух разных ипостасях. И через конструирование явлений с целью обмана человек может утаивать или искажать мир-как-бытие.

Познание и разоблачение лжи - это движение от вещей-явлений к вещам-бытию. И тут нет другого пути. "Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть". (Мф.11:27) "Я и Отец – одно" (Иоанна 10:30) "Да будут все едино; как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в нас едино, – да уверует мир, что Ты послал Меня. И славу, которую Ты дал Мне, Я дал им, да будут едино (с Нами), как Мы едино (между Собою)" (Иоанна 10:30; 17:21,22). Как видим, процесс Богопознания принципиально ничем не отличается от процесса познания вещей.

Большая философия на мелких местах (14)

Примеры с Петей и Васей наглядно демонстрируют, насколько абсурдны и контрпродуктивны с точки зрения мышления всякие представления о вещах-в-себе, вещах-самих-по-себе и тождественных себе сущностях. Никаких вещей-в-себе и тождественных себе сущностей попросту нет и быть не может. Вещь - это не то, что она есть "сама по себе". Вещь - это то, как является или может быть явлена. И если что-то не может быть явлено - этого просто не существует.

Более того, явление вещи - это и есть способ ее существования, это и есть ее бытие. Никакого бытия, помимо мира явлений, не существует. И то, что философия так настойчиво и упорно мыслила какими-то "сущностями", которые якобы скрываются за явлениями и которые и считались "подлинным бытием" вещей, объясняется только тем, что вещь может быть явлена только какой-то другой вещи, и форма этого явления зависит от второй вещи. Но то, что мир сущего является, например, человеку в формах, присущих исключительно человеческому сознанию - то есть является субъективным по форме, - вовсе не делает этот явленный человеческому сознанию мир каким-то неподлинным или ненастоящим. Нет, этот мир самый настоящий и подлинный, и содержание этого мира остается абсолютно объективным, хотя форма его представления и субъективна по форме. Но как-то иначе мир или отдельная вещь явиться и не могут, более того - мир в своих проявлениях это и есть мир-какой-он-есть, это и есть то, как мир существует.

Чтобы это было понятно, возьмем для примера не весь мир сущего, а какую-то отдельную вещь - например, дерево. Для человека дерево является в формах, присущих человеческому сознанию - то есть как некий предмет в трехмерном пространстве, с коричневым стволом и зелеными листьями, как предмет живой природы, который радует глаз и который можно использовать для озеленения места жительства. Все, что мы знаем о дереве, все его восприятие - насквозь субъективно, так как человек смотрит на дерево глазами человека, через формы собственного сознания, и все представления человека о дереве - от чисто научных до утилитарных - это представления человеческие. То есть правильнее тут говорить даже не о дереве-как-таковом, а о дереве-в-мире-человека или о мире-человека-в-котором-есть-дерево. Этот мир человеческий, и то, как в нем существует дерево, всецело зависит от человека с его сознанием. Но в этом мире дерево существует совершенно объективно, и большинство его свойств и качеств в своем содержании вовсе не созданы человеческим сознанием - человеческое сознание лишь представляет это содержание дерева в присущих ему формах: в трехмерном пространстве, в цвете, с запахом свежести и т.д.

Теперь допустим, что то же самое дерево явилось какому-то другому сознанию, со своими собственными формами восприятия. Ну, например, кошке. В сознании кошки дерево будет существовать как-то совершенно иначе - и внешне, и, так сказать, утилитарно. Ну, скажем, кошка будет воспринимать дерево как нечто, обо что можно точить когти или на что можно забраться для укрытия от собак. В сознании птицы дерево будет существовать через призму птичьего сознания - и будет и выглядеть, и использоваться совсем иначе. Ну, например, как место кормежки или как удобное место для гнезда или место, где можно просто посидеть на ветке.

А теперь вопрос: а каково же дерево само-по-себе, как вещь-в-себе? Ведь всем трем существам - человеку, кошке и птице - дерево явилось совершенно по-разному. Так какое оно НА САМОМ ДЕЛЕ, в своей сущности? Зеленые у него листья, как они представляются человеку, или, быть может, фиолетовые, как они, возможно, представляются кошке или птице? Это просто ствол с листьями или же это удобное место для того, чтобы укрыться от собаки, или же место для гнезда? В чем подлинное бытие этого дерева, в чем его сущность, какое оно как вещь-в-себе?

Наш ответ: НИКАКОЕ. Никакого дерева-самого-по-себе, как вещи-в-себе, попросту не существует. Дерево и существует именно как явление - причем как явление для всего окружающего мира и живущих в этом мире существ. Поэтому дерево в представлении человеческого сознания - такое же подлинное и настоящее, как в сознании кошки или птицы, и набор всех этих возможных миров - дерева-в-сознании-человека, дерева-в-сознании-кошки, дерева-в-сознании-птицы - и есть сама сущность дерева. Никакой отдельной сущности дерева не существует, сущность дерева - это и есть то, как оно явлено другим вещам, предметам и существам. И без всего этого окружающего мира и существ никакого дерева, дерева-самого-по-себе, попросту нет и быть не может. А метафизическое представление о какой-то отдельной сущности дерева, дерева-самого-по-себе - это какой-то сферический конь в вакууме.

Так вот, мы утверждаем, что не существует не только каких-то деревьев самих-по-себе, но и никаких других вещей-в-себе не существует и существовать не может. Потому что весь мир существует совсем иначе, чем представляла его до сих пор метафизика - как явленность мира и вещей другим вещам и друг другу. И вот здесь уже гносеология становится тождественной онтологии, а процесс познания приобретает совершенно иной смысл - не просто как "открытие" каких-то явлений или изучение каких-то сущностей, а как процесс создания новых явлений, новых вещей и новых миров.

Украинские "киборги"

Расстояние между "украинцем" и животным - минимальное, надо признать. Практически говорящие животные.



Этим "киборгам" повезло меньше.



Понятно, почему украинская пропаганда, спустя НЕДЕЛЮ после того, как весь аэропорт перешел под контроль ополчения, продолжает гнать туфту, что отдельные этажи находятся под контролем "киборгов" - отчасти это чистая пропаганда, а отчасти хитрый ход, чтобы отправлять на подмогу "киборгам" все новых животных.


В Екатеринбурге прошли похороны Романа Боричева (позывной - "Кот") из группы А.Беднова

Оригинал взят у elena_sem в В Екатеринбурге прошли похороны Романа Боричева (позывной - "Кот") из группы А.Беднова
http://cs622921.vk.me/v622921006/18fe7/Dg6uOl2ORhY.jpg

Роман Боричев служил в Кремлевском полку и в свое время не смог попасть в Чечню.
В четверг на старом Нижнеисетском кладбище Екатеринбурга собралось много людей – хоронили груз-200 из Украины. 38-летний уралец Роман Боричев с позывным «Кот» погиб при обстреле бронированного микроавтобуса под Луганском, охраняя своего командира – Александра Беднова, известного по позывному «Бетмен».
Как рассказала корреспонденту E1.RU мама погибшего пенсионерка Людмила Васильевна Роман раньше служил в Кремле.
- Рома служил в президентских войсках – Кремлевском полку при Ельцине в 1994-1996 году, - сказала Людмила. - Потом хотел поехать в горячие точки. Позвонил мне перед демобилизацией и сказал «Мама, я написал рапорт в Чечню», но я его не пустила.
После армии Роман пошел в личную охрану, где работал вместе со старшим братом Игнатом. Он женился, у него родилось двое сыновей – 6 и 11 лет. Но потом в семье произошел разлад и Боричев с братом решил попробовать себя на Донбассе. Попали в личную охрану полевого командира Александра Беднова с позывным Бетмен – руководителя одноименной группы быстрого реагирования. Ни матери, ни остальным близким, они ничего об отъезде не сказали, чтобы не пугать.Collapse )

О Причастии и каннибализме

Что ж, раз уж я начал копать религиозные темы и приоткрывать некоторые тайны христианства, то почему бы не продолжить? Ко мне в комменты время от времени прибегают какие-то мандавошки (похоже, из числа "язычников") и начинают вопить: "А христиане вообще кровь и тело поедают, а потому хуже людоедов!"

Надо сказать, обвинение это очень древнее - его во всю использовали жиды для клеветы и организации гонений на христиан еще в Древнем Риме. Любят жиды и сегодня ввернуть это обвинение. То, что причастие Тела и Крови Христа происходит у христиан под видом хлеба и вина, и что никаких кровавых жертвоприношений христиане не практикуют (в отличие, скажем, от тех же иудеев, мусульман и язычников) - их нисколько не смущает. Но вопрос этот важный и интересный, а потому пару слов. Но сначала немного вводной части.

Главная проблема человека состоит в том, что по природе он животное. И не просто животное, а зверь, хищник. Но при этом человек - уже какое-то новое, принципиально отличное от животных, существо. И отсюда возникают многие (если не все) парадоксы человеческого существования, жизни и бытия. Как разрешить это противоречие - этому, собственно, и посвящена вся человеческая культура и цивилизация, включая все без исключения религиозные культы, которые разрешают этот парадокс по-разному.

Чаще всего человек накладывает определенные табу на некоторые проявления своей животной природы. Этот порыв, заметим, совершенно естественный для человека, не менее естественный, чем проявления его животной природы. "И открылись глаза у них обоих (Адама и Евы), и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания". Вот! Вот начало всякой культуры, вот где рождается культура и религия. Животные не стесняются своей наготы - а человек стесняется. Животные не стесняются отправлять свои нужды открыто, а человек ищет укромный уголок. Животные не стесняются совокупляться, а у человека все, что связано с половыми отношениями, принимает форму интимных отношений, и вокруг этих отношений вырастает целая культура - запреты, традиции, церемонии, песни, картины, стихи.

При этом, заметим, все эти животные проявления человеческой природы абсолютно естественны и даже необходимы. Без них невозможна человеческая жизнь. Более того, отправление этих животных потребностей - от утоления чувства голода и жажды и полового чувства до, извините, физиологического облегчения - приносит человеку определенное удовольствие, и немалое. Ибо так заложено природой. А неудовлетворение их либо грозит смертью (от голода, например) или муками (от недотраха, неразделенной любви и т.д.).

Так вот, нужно понимать, что каннибализм - то есть поедание других людей, не в социальном смысле, а в самом прямом, физически, поедание плоти - тоже часть животной человеческой природы. Ибо человек - хищник, он плотояден. Более того, как и отправление других животных инстинктов, поедание человечинки становится для человека самым вкусным и сладким "запретным плодом". Дикари на этот счет особо не заморачиваются, и в этом удовольствии себе не отказывают - то есть практикуют каннибализм открыто. В более-менее цивилизованном обществе каннибализм находится под жестким запретом, а случаи каннибализма - например, вызванные голодом - рассматриваются как ужас, как предельное опускание человека, как его полное расчеловечивание, как обнажение его самой страшной черты, скрытой в его животной природе. Но тем не менее, нужно понимать, что ЭТО в человеческой природе есть, и поедание человеческой плоти и питие человеческой крови может казаться очень сладким и привлекательным. Достаточно сказать, что в некоторых культах семитов (ханаан, карфагенян, например) человеческие жертвоприношения были нормой. О чем это говорит? О том, что эти племена считали, что человеческая плоть и человеческая кровь для богов желанна и вкусна. То есть - что она желанна и вкусна и для самих людей. Поэтому, кстати, многочисленные свидетельства о ритуальных убийствах евреями христиан и употреблении ими крови жертв у меня лично никаких сомнений не вызывают - это черта, свойственная всем семитам и семитским культам. Вообще, вот это обнажение самого дна животной природы человека - вещь для древних культов вполне обычная. Для чего, вы думаете, практиковались религиозные оргии и храмовая проституция (включая содомию)? А вот именно для этого - чтобы предоставить людям возможность полностью обнажить свою животную природу и придать этим ритуалам религиозный характер - тем более что это, как и любое удовлетворение животной природы, видимо, приносило немалое удовольствие, а в ходе этих оргий - кровавых или сексуальных - люди впадали в настоящий транс.

А теперь, собственно, о христианском причастии. Да. Да, да, да, это именно то, что вы думаете - причастие хлебом и вином по своей сути есть символический каннибализм. Это ясно сказано в Евангелии: "Ешьте тело Мое, и пейте кровь Мою". И то же самое провозглашает священник перед началом причастия. И смысл здесь ровно тот же самый, что в избрании евреев в качестве "богоизбранного" народа - Господь берет самое дно, самые глубины и низины животной человеческой природы и использует для преображения и обожения человеческой природы. И человеческий инстинкт каннибализма - быть может, самый низший, самый звериный и самый страшный - преобразуется в желание соединиться с Богом.

Ну и напоследок. То, что сегодня происходит в мире - это о том же самом. Современная западная элита действует по давним технологиям семитских культов, постепенно высвобождая и узаконивая проявления животной природы человека. И это, конечно, кажется очень привлекательным и приносит удовольствие. В этом вся суть нынешней западной "свободы" и состоит, и нет сомнений, что тут они продолжат движение в том же направлении. Как нет сомнений, что после узаконивания содомии и сексуальных оргий в какой-то момент будет узаконен каннибализм. Вам кажется это фантастикой? Ну так и браки между педерастами еще несколько лет назад казались фантастикой. А сейчас их противников клеймят как отсталых мракобесов и гомофобов. Поэтому узаконить каннибализм - когда сочтут это нужным - проблемы не составит. Я даже могу примерно обрисовать, как, под какой идеологией и в какой форме, все это будет преподноситься.

Но это уже все. Когда узаконят людоедство - дальше двигаться будет уже некуда. Это будет уже полным "освобождением" человека, торжеством абсолютной "свободы", полным высвобождением его животной природы. А значит - и полным его оскотиниванием и расчеловечиванием.

Терпила Хуйло платит за все

То, что кремляди - после того, как украинские зверушки начали шантажировать отключением Крыма - теперь будут поставлять уголь и электричество в Укропию БЕСПЛАТНО (а тут иллюзий быть не должно - собственно, в этом весь цимес) - это все следствие того предательства, которое совершил Хуйло и кремляди в мае, отказавшись от идеи Большой Новороссии - от Донецка и Луганска до Одессы и Харькова. Однажды встав в позу рака - кремляди теперь так и дальше стоять будут. Хе-хе.

Расскажите теперь, путинские патриоты, почему нам не нужна Новороссия и как нам не хочется их кормить. Кормить теперь придется всю Укропию - в том числе и всю эту киевско-полтавскую мразоту и западенскую вонь. Бесплатный уголь и электричество уже начали поставлять - дальше "кредиты" пойдут. То есть миллиарды долларов за просто так (это не считая газа на 5 млрд. долларов, который укропам в этом году поставили и за который, они, конечно, платить не будут).

Кто хуже и мерзостней: еврей или украинец?

В продолжение темы о смрадном бесе украинце. Мне там в комментариях русские поговорки напомнили: "Когда родился украинец, жид заплакал" и "Там, где побывал украинец, еврею делать нечего". И я вдруг задумался: а кто же из этих двух существ хуже - еврей или украинец?

И, знаете, после некоторого размышления я все же прихожу к выводу, что украинец. Почему? Безусловно, еврей - существо отвратительное. Такое же подлое, низкое, лживое и гнусное, как и украинец. Сосуд мерзостей и зловония. Напоминать русские поговорки о евреях, в которых жиды прямо называются бесами, я не буду - гугл и словарь Даля вам в помощь.

Но между евреем и украинцем есть одно важное отличие: еврей - при всех своих гнусных и отвратительных чертах - все же еще существо очень рациональное. Я бы даже сказал, рациональное до полного бесчувствия. И все те гнусности и мерзости, которые совершают евреи, чаще всего совершаются ими ради какого-то вполне понятного, приземленного и рационального гешефта - своего личного или в пользу всего еврейства. Да, зайти здесь еврей может бесконечно далеко - тут даже и границ каких-то нет. Но все это ради власти, богатства, славы, положения в общества и прочих земных вещей. Собственно, в этом вся еврейская "философия" и состоит - ради земных благ допустимы любые мерзости, любые пороки, а совесть, нравственность, чувства и прочие "высокие вещи" - все это, с точки зрения еврея, какие-то химеры и глупости, особенно если речь заходит о нравственности и чувствах гоев. И в этом своем подходе к жизни еврей видит какую-то особую "мудрость" и "правду жизни", и - нужно признать - такой подход евреев действительно нередко приносит им успех. Ну и кроме того, еврей - это человек книги и слова, то есть - несмотря на все убожество еврейской культуры, все это их пустое и тупое талмудическое мудрствование - нужно признать, что интеллект у евреев ценится, и ценится достаточно высоко.

Украинец - по своим нравственным качествам - такая же мерзость, как и еврей. И даже больше. Ибо еврей это свое отмороженное и порочное существо все-таки часто пытается прикрыть, нередко как раз возвышенными словесами. Украинец же своими мерзостями ГОРДИТСЯ, и нисколько их не стыдится. Еврей - существо патологически лживое, но когда он лжет, он лжет для обмана других, для достижения каких-то своих целей. И хотя лгать еврей может невероятно нагло - все это подчинено рациональной цели. Украинец же лжет не другим - он лжет самому себе. И целью этой бесконечной и запредельной украинской лжи является не обмануть кого-то, не прикрыть или оправдать свои преступления, а обмануть самого себя.

То есть украинец - при всей своей мерзости, в коей он вполне может сравниться с евреем - при этом еще невероятно глуп и иррационален. Он жаден и подл, как и еврей, но если он воруют - то делает это открыто и подло, что вызывает отвращение и смех. Если украинец убивает невинных - он скачет от восторга, и даже не пытается найти какие-то основания для этих бессмысленных убийств, представая в образе зверя и дикаря.

Ну вот хотя бы сравнить еврея Иуду и украинца Мазепу. Второго ведь часто сравнивают с первым, называют "украинским иудой". Но, на мой взгляд, это не совсем справедливо, и не справедливо в отношении Иуды - ибо Мазепа много хуже и отвратительней Иуды. Иуда, предав Христа, хотя бы 30 серебряников получил. И, вполне возможно, он и в самом деле полагал, что действует правильно - ибо, не уверовав в Христа, вполне мог счесть Его за обманщика и разочароваться в Нем. А потом Иуда, напомню, все-таки повесился - не выдержав тяжести своего предательства. То есть история эта драматичная и, я бы сказал, очень человеческая.

Мазепа предал Петра просто так. Он не получил за свое предательство ничего. Напротив, он все потерял - и из фаворита могущественного московского царя превратился в позорного беглеца. Но никаких угрызений совести этот украинец, конечно, не испытывал - он испытывал только страх, а потому сдох тихо, спокойно и своей смертью, как позорная побитая собака.

То есть здесь нет вообще никакого драматизма. Это какая-то пустота. Пустота еще более мерзостная из-за своей глупости и бессмысленности. Гноище и смрад ада без всяких претензий на что-то осмысленное, кучка украинского говна, которое смердит только потому, что не может не смердеть.

И вот в этом и состоит разница между евреем и украинцем. Еврей творит свои мерзости и зло осмысленно. Еврей целеустремлен и деловит, это бес в деловом костюме и при галстуке, который обделывает свои бесовские делишки с полным понимание, что и зачем он делает. А украинец - это просто смрадный обоссанный и обосранный бес, который воняет и смердит просто так, чтобы повонять и посмердеть. И который творит свои мерзости просто в силу своего подлого, гнилого, рабского и позорного нутра. Ну вот как сейчас - расфигачили свою страну вдребезги, а зачем? А просто чтобы москалям нагадить. А что сам украинец при этом пустил свою страну - которую он украл у русских - под откос, так что ж с того? Украинец творит мерзости ведь не столько для достижения каких-то целей, сколько по причине подлого и смрадного своего украинского нутра.

Поэтому, отвечая на поставленный вопрос, должен признать, что украинец много хуже еврея. С евреем - при всей его бесовской и подлой натуре - дело иметь можно. Поэтому евреев нередко и при власти используют - именно потому, что они очень рациональны и управляемы. А вот украинец - это просто кусок дерьма. Который нужно просто положить на лопату и выкинуть вон с обочины истории. Чтобы не смердел и не лежал на дороге.